Liquid error (sections/custom_mobile-menu line 86): Expected handle to be a String but got LinkListDrop
  • Group 27 Login

Ваишлах
Яаков становится Израилем, готовым сражаться

Этот недельный раздел, Ваишлах, начинается диаметрально противоположно предыдущему разделу. На прошлой неделе мы начали читать с «и он вышел», а на этой неделе начинается с «и он послал». На прошлой неделе Яаков уходит в галут, а теперь он выходит из изгнания и возвращается.

В этом разделе мы видим, какой процесс изменения должно пройти самосознание еврея при освобождении от психологии изгнания. По существу, вопрос заключается в том, как еврей переходит из состояния Яакова к состоянию Израиль?

Яаков – это слабый и покорный, подчиняющийся сильному и властному. Израиль же, напротив, тот, о котором написано: «Ты боролся с Богом и с людьми и победил». Мы видим, что в своем преобразовании в Израиль Яаков приходит к осознанию необходимости противостоять силе, в способности справляться с политическими проблемами и тому подобное. И это необходимые условия для того, чтобы стать Израилем.

Первым испытанием Яакова является его встреча с Эсавом, когда он все еще испытывает страх перед ним, как сказано: «И очень испугался Яаков, и это устрашило его». Почему здесь видно явное повторение? Раши интерпретирует это как: «и он испугался», потому что он боялся, что его могут убить, «и это его устрашило», потому что, возможно, ему придется убивать других.

Мы видим, что страх Яакова от мысли, что ему, возможно, придется убивать других, был сильнее реальной опасности того, что его самого могут убить. Такой образ мышления является следствием морального кодекса изгнанника и в таком состоянии, когда он больше заботится о враге, чем о себе, он не сможет противостоять врагу и победить его.

Давайте еще раз посмотрим на комментарий Раши. Он пишет: «возможно, он убьет других». Кто такие «другие»? Согласно Мидрашу, мы обнаруживаем, что слово «другие» относится к одному из величайших мудрецов времен римлян в Иудее, рабби Меиру. По преданию наших мудрецов, рабби Меир был потомком императора Нерона, а сам Нерон был потомком Эсава. Другими словами, Яаков понимает, что в культуре Эсава может появиться такая великая душа, как у рабби Меира. Он не может отрешиться от мысли, что даже у врага могут быть ценные элементы. В такой ситуации он не может войти в страну Израиля и поселиться там.

И Божественное провидение побуждает Яакова сразиться с Эсавом. Как сказано: «И остался Яаков один, и боролся с ним человек». Когда Яакову приходится сражаться (во сне) и побеждать своего врага, то после этого, он уже готов войти в Землю Израиль.

Очевидно, что ему все равно придется иметь дело с настоящим врагом, как в случае с жителями Шхема. Обратите внимание, что в случае со своей дочерью Диной в Шхеме, Яаков все еще находится в состоянии униженного. Он сдерживает свой гнев и предпочитает быть униженным и не сражаться. Однако сыновья его уже понимают необходимый образ действий для существования на земле Израиля. В объяснении своему отцу Яакову они говорят: «Как может он (Шхем) относиться к нашей сестре как к блуднице?» Поэтому, объясняют они, нельзя прощать и нужно действовать.

После битвы с жителями Шхема Яаков поднимается в Бейт Эль, потому что к этому моменту он, наконец, приобретает соответствующий уровень убеждений, необходимый евреям, живущим в Земле Израиль.

Этот уровень соответствует уровню Израиля, готового и умеющего сражаться.

Другие Недельные разделы

Journey to Holiness and Ritual in the Tabernacle
[Tzave]

Examining the Tabernacle's essence, this article elucidates the dynamic between contribution and commandment, underscoring their roles in holiness and priesthood. It delves into the nuanced differences between the two, emphasizing the profound significance of incense within the Tabernacle. Moreover, it discusses how the Tabernacle service transcends ritual, influencing daily life and societal norms, offering insights into ancient practices' enduring impact on contemporary spirituality.

Раздел ТРУМА
Строение наших душ соответствует строению души Моше

Строение наших душ соответствует строению души Моше и мы можем учится быть подобными ему, быть как Моше. И тогда Шехина, Божественное присутствие, обитает в среде нашей, равно, как и в сердце каждого человека.

Liberation Beneath the Surface
Souls, Abundance, and Hierarchy in the Torah
Mishpatim

 In an analysis of Torah laws in Mishpatim, this article navigates the intricate hierarchy of harm, shedding light on the profound concept of spiritual freedom. It elucidates the distinctions between Hebrew and Canaanite servants, revealing the Torah's nuanced approach to liberation from physical and spiritual bondage. The exploration emphasizes the interconnected themes of freedom, harm, and retribution, providing a comprehensive understanding of the Torah's timeless wisdom.

Search