Последние публикации
Домой / Архивы с метками: свет

Архивы с метками: свет

Философия и пророчество

Государство, которое основали Хаcмонеи, довольно скоро было разрушено, — и, видимо, по этой причине, был отменен статус праздников, упоминаемых в «Мегилат Таанит», которые отмечали победы Хасмонейского царства. Однако при этом Ханука не была отменена.
Наши мудрецы разъясняют, что Ханука сохранилась: «Из-за прославления чуда» (Рош hа-Шана 18b). Это означает, что война культур начатая во времена Хаcмонеев не закончилась и продолжается.
Рав Авраам Бибджо (15 в., Испания) в своей книге «Путь веры», поясняет, что «изгнание Эдома» продолжается так долго ввиду того, что каждое изгнание происходит для разъяснения различия между Пророческим подходом и тем что противостоит ему в конкретной культуре изгнания — а противостояние Пророчества по отношению к Египетской или Вавилонской культуре было несравненно меньшим, чем его противостояние культуре Эдомитянско-Европейской.
То, что противостояло еврейскому Пророческому подходу в Египте — была «культура ощущений» — а именно, древняя египетская культура в высшей степени развивала способности ощущать, и это проявлялось в колдовстве и мудрости египетских магов.
В Вавилоне еврейскому Пророческому подходу противостояло воображение, т.е. вавилонская способность развивать мир воображения, мудрость снов, астрология и учение об ангелах.
В обоих этих случаях потребовалось относительно небольшое время для того, чтобы прояснить превосходство пророчества. Но в Эдоме-Европе еврейскому Пророческому подходу противостоит «философская культура», которая пытается представить себя равноценной пророческому разуму. Но на самом деле, она не более чем чувство, поскольку ее базовое знание основано на чувстве — но, поскольку грань между ними очень тонкая, то это изгнание продолжится пока различие не будет полностью разъяснено.
Подход рава Авраама Бибджо получил свое подтверждение в процессе развития европейской культуры. Необоснованность философии была прояснена в учении Иммануила Канта, — который пытался найти источник чистого разума, и пришел к выводу, что это вещь, которую невозможно постичь, так как все понимание основано на чувстве. На этом философия потеряла фундамент, и так и не оправилась от этого поражения.
Вскоре после смерти Канта на международной арене впервые появилась идея возродить государство евреев, которую выдвинул Наполеон, захватив Землю Израиля. Когда же кончилась борьба с философией — то изгнание стало излишним, чудо сосуда с маслом достигло своей цели, и пришло время возвращения в Сион и обновить национальный смысл Хануки.
В последних поколениях мы являемся свидетелями попыток возродить дисциплину «религиозная философия» в рамках предположения, что нет существенного различия между идеями Танаха и ценностями гуманизма. Но на самом деле Слово Бога, пророчество – невозможно умалить до уровня человеческого понимания. Слово – это открытие Высшей Воли, а не просто закон природы. Задача нашего поколения – это обновление культуры пророчества, в силу которой из Сиона выйдет Тора, которая принесет свет культурной и нравственной темноте во всем мире.

Тьма и свет в процессе Избавления

На этой неделе мы читаем в Торе недельный раздел «Ки таво»; hафтарой к которому является отрывок из пророка Исаии (60:1-22), в котором наше возвращение на свою землю является также возвращением силы духовного влияния Израиля.
Исайя говорит «Восстань, свети, ибо пришел свет твой, и слава Господня над тобой воссияла» — т.е. при мессианском Избавлении весь мир получит Божественный свет через народ Израиля. И как следствие исчезнут те подходы в духовности которые оспаривают еврейский свет — как например «теология замещения» которая была распространена в христианстве, и которая строила свое основание на унижении Израиля (и поэтому когда в свое время Герцль обратился к Папе римскому, чтобы тот помог ему в основании государства Израиль для еврейского народа, тот ответил ему: «То, чего ты хочешь добиться — отрицает все во что я верю»).
Это духовное противостояние отмечает Талмуд (Санhедрин 98,б ): «Разъяснял раби Симлай: что означает написанное в книге Амоса (5:18): «Горе тем, кто жаждет дня Господня! Зачем он вам, день Господень? Это мрак, а не свет!»? Для пояснения этого можно привести в пример петуха и летучую мышь, которые ждут света дня. Петух говорит летучей мыши: Я жду света, так как это мой свет, — но ты, зачем ты его ждешь? И это то, что один из отступников сказал раби Аваhу «Когда придет Мессия?», и тот ответил ему: «Тогда, когда вас скроет тьма». Спросил его отступник: «Ты проклинаешь меня?» Ответил ему раби Аваhу: «Это то, что написано в Писании (в нашей hафтаре, стих 2): «Ибо вот, тьма покроет землю и мрак – народы; а над тобой воссияет Господь, и слава Его над тобой явится».
И также рав Кук объясняет в книге Орот (стр. 17) «И в величии мира, когда проявится свет святости Израиля во всей его возвышенности, — не будет опоры у всякого разврата, у всех, кто находится снаружи, и не смогут они основать никакого учреждения, чтобы оттолкнуть свет Израиля, чтобы закрепиться за каким-то мистическим озарением или основой веры. Ничто не сможет выстоять против реальности существования народа, славы и красоты святости».
В соответствии с этим, самая большая милость, которую можно сделать народом мира, — это не скрывать бездну, возникшую в их теологии из-за возрождения государства народа Израиля, но наоборот, открыть им истину Божественности, которая всегда существовала в Израиле. Чтобы они поняли, что то они через христианский миф хотели уловить из Божественного Света — на самом деле не было светом Божественного присутствия (Шехины), которая покоится на народе Израиле. Шехина находилась в сокрытии в дни Изгнания, но сегодня проявляется гораздо сильнее через Государство Израиль.
И это то, что возвещает нам hафтара (стих 3) » И будут ходить народы при свете твоем, и цари – при блеске сияния твоего».
Возвращение в Сион обязывает нас заняться не только собственным исправлением, — но и тем, чтобы разъяснить Божественное послание всему миру, направить всех приходящих в мир, по божественным путям. Чтобы реализовалось то, что мы каждый день просим в молитве Алейну Лешабеах:

«Тогда все сыны человеческие станут взывать к Имени Твоему,
И все грешники земли вернутся к Тебе.
Признают и поймут все жители земли,
Что перед Тобою следует преклонять колени,
Лишь Твоим Именем следует клясться.
Пред Тобою, Господь Бог наш, склонятся они, и падут ниц,
И воздадут почести славному Имени Твоему;
И все они подчинятся твоей Царской власти,
И Ты вскоре воцаришься над ними на веки вечные».

Свидетельство человечеству

hафтара — отрывок из пророка Захарии (2, 14 – 4, 7) – который мы будем читать в ханукальную субботу начинается со слов: «Пой и веселись, дочь Сиона, ибо вот прихожу Я и обитать буду среди тебя, – слово Господа. И присоединятся народы многие к Господу в тот день…»Захария (2, 14-15). В конце отрывка присутствие Шхены отображено в образе золотого светильника – Меноры, подобной той, что находилась в Храме. По мнению наших мудрецов эта привязка показывает, что Менора является, для человечества свидетельством того, что Божественное присутствие находится в Израиле.
Реально Менора находится в Храме за пределами Святая Святых, и представляется, что это означает, что ее святость меньше, чем святость Ковчега, в котором хранится Тора. И такое понимание следует также из соображения о том, что народ Израиля, и в частности, Божественное присутствие в нем – вторичны по сравнению с Торой. Но рав Кук объясняет, что такое понимание отражает лишь внешнюю сторону. А во внутренней сущности все наоборот, поскольку Тора была дона Израилю, и Израиль предшествовал ей – святость Меноры превышает святость Ковчега.
«Менора включает в себя собственную святость души Израиля, которая представляется внешней по отношению к Торе, которая находится в Святая Святых. Но на самом деле она освящает все, и в ней заключается тайна свидетельства Израиля, и она способна светить и вовне (Шмона квацим 8, 157)».
Отсюда следует, что святость народа обладает универсальным влиянием. В примитивном представлении можно было бы предположить, что существует градация между собственной святостью народа – по отношению к самому себе, и универсальным действием, которое проистекает от излишков святости Израиля. Но это не так. Отделенность еврейского народа предназначена для того, чтобы он мог лучше служить цели: «И благословяться в тебе все семьи земли (Бытие 12, 3)». Поскольку известно, что: «Не может узник сам освободить себя из тюрьмы» (Брахот 5б), необходимо, чтобы тот, кто спасает своего ближнего был отделен от него. Это основа отделения народа Израиля от других народов.
В hафтаре народ Израиля представлен как модель для других народов. Мы первый народ в истории, который достиг уровня «народ Господа», и на этом примере учатся все другие народы, как братья учатся у первенца: «И присоединятся народы многие к Господу в день тот, и станут они для Меня народом Моим». В процессе истории, только народ Израиля удостоился коллективной святости, той, которая относится к народу и политике. У других народов мы находим только личную святость, как нравственную, так и религиозную. Но в будущем и они удостоятся святости общности. И именно поэтому не принимают геров во времена Мессии (Йебамот 24,б), потому что тогда нет никакой необходимости для человека оставлять свой народ, чтобы удостоится святости общности.
И именно успешность универсальной миссии поднимает Израиль на более высокий уровень, как священников народов мира: «И Я обитать буду среди тебя, …И возьмет Господь во владение Иеhуду, удел Свой на святой земле, и снова изберет Иерусалим».