Последние публикации
Домой / Архивы с метками: пророчество

Архивы с метками: пророчество

Скрытая Тора и процесс ее раскрытия миру

 

Сказано в Мишне:  «Не разъясняют Дела Творения даже двоим ученикам, и Дела Колесницы даже одному» (Хагига 2:1). Эти термины, которыми мудрецы обозначали Скрытую Тору, комментируют по разному. Маймонид объяснял что «Дела Творения» – это физика, или мудрость познания природы, а «Дела Колесницы» – это метафизика, мудрость постижения Божественного. Источник понятий которыми пользуется здесь Маймонид, в греческой философии, и поэтому некоторые раввины (например рабейну Ниссим Геронди в своих комментариях, или раби Меир ибн Габай в книге «Аводат hа-Кодеш») критикуют такой подход Маймонида, и отмечают, что существует самостоятельная еврейская тайная мудрость, корни которой лежат в пророчестве. И это то, что называется Кабала.

Хотя Маймонид и не считается каббалистом, и эти его слова часто совершенно противоположны их представлениям (см. Путеводитель Растерянных часть 1, гл. 61-62), — представляется, что он уловил и воспринял традицию народа, которую невозможно принизить и передать исключительно, как философское понимание. И это следует из его комментария на данную мишну: «Это запрещение разъяснения установлено по причине того, что в «Делах Творения» и в «Делах Колесницы» есть вещи, запечатленные в сердцах совершенных людей, и когда их объясняют словами и приводят примеры и притчи, то исчезает их смысл и отклоняются от сути дела».

Маймонид написал «Комментарий к Мишне» задолго до «Путеводителя», своего философского труда. И в продолжении этого комментария к Мишне он пишет:  «И выслушай:  в соответствие с моим пониманием слов мудрецов мне прояснилось, что когда они говорят о Делах Творения – они имеют в виду науку о природе». Из такой формулировки понятно, что первое объяснение он получил по традиции, а второе – это его собственное соображение.

«Скрытая Тора» Тайна,- потому и является такой, что она не может быть адекватно передана словами. Но при этом существует необходимость давать ответ на новые духовные запросы, приходящие в ходе развития человечества, и поэтому приходится это «Скрытое» формулировать словами.

Поэтому в развитии Скрытой Торы есть пять периодов:

Первый период: Древние времена, когда духовным противником иудаизма была языческая мифология. Ей, всей своей мощью, противостояло пророчество, — из которого и происходит каббала. Как объяснил Раши (Трактат Бава Кама 2:2): «Слова каббалы – пророки и писания». И самым главным и первым из пророков был Моисей.

Второй период: После завершения периода пророчества возникла тоска по исчезнувшему Откровению. В это время среди народов мира распространились мистические учения, и в еврейском Скрытом учение им противостояло «созерцание Колесницы», которое представляли крупнейшие мудрецы поколения (Танаи), и главным среди них был Рашби.

Третий период: Средние века. В это время в мире господствовала греческая философия, и в противовес ей появилась каббала в известной нам сегодня форме, которая достигла вершины у Аризаля.

Четвертый период: Возникновение учения о душе в среде народов мира, что проявилось в развитии романтизма и психоаналитики. Им противостоял хасидизм, а именно каббалистическое учение о душе, которое основал Бешт.

 

Пятый период: Среди народов снова увеличилось понимание важности коллективного сознания для человека. Это проявилось, с одной стороны в национализме, а с другой стороны в социализме. И параллельно возникло учение рава Кука, которое было завершеющим проявлением духа пророчества.

Потомки Моисея

Вопрос: Почему потомки Моисея после Дарования Торы не упоминаются больше нигде в Писании?

Ответ рава Ишаяhу Холандера

Действительно, есть большая разница между потомками Аарона, священниками коэнами и потомками Моисея, которые не получили никакого особого статуса.

Иногда есть необходимость в том, чтобы статус переходил потомкам по наследству. Поскольку, в противном случае может случится, что в каком-то поколении никто не захочет получить такой статус, и он просто исчезнет. Повидимому, должность священников важна для Израиля настолько, что Всевышний изначально назначил семью, которая должна сохранять этот статус. Продолжать благословлять народ Израиля в любви, и служить ему.
В отличие от этого, Тора и Пророчество – не переходят по наследству. Каждый человек может изучать Тору, и постигать ее в соответствии с врожденными способностями и усердием. Пророчество же – это прерогатива Всевышнего, он дает его тому, кому захочет и тогда, когда захочет.

Ответ рава Шерки:
Рав Кук в книге «Мидбар Шор» объясняет, что наследование статуса священника и царя обусловлено тем, что они соответствуют уровню поколения. Моисей же был по уровню намного выше своего поколения, поэтому наследование тут было невозможно.

Не пропала наша надежда

В эту субботу, в hафтаре к недельному разделу Бехукотай, мы читаем отрывок из пророчества Иеремии (16:19-17:14), к котором, с одной стороны, он жалуется на то, что в народе Израиля распространяется и усиливается зараза идолопоклонства,.- и в то же время своим пророческим духом прозревает, что приближается время, когда идолопоклонство ослабнет и даже вовсе исчезнет: «Господи, Ты сила моя и оплот мой и прибежище мое в день скорби! К Тебе придут народы от краев земли и скажут: лишь ложь наследовали отцы наши, суетных богов, от которых нет пользы». И действительно, это серьезнейшее духовное изменение во всем мире произошло в конце периода Первого Храма.
Предвидение Иеремии связано с зарождением в ту эпоху критического мышления, что проявилось далее также в развитии греческой науки и философии, и в результате привело к уничтожению мифологического мышления, до этого безраздельно господствовавшего в духовном мире человека. Мудрецы Талмуда (Иома, 67б) связывают это изменение с исчезновением Божественного Присутствия (Шехины) и описывают его как видение ухода огненного льва, выходящего из Святая Святых. С этим связывают также исчезновение пророчества, и косвенным образом это изменение выразилась также и в том, что исчезла страсть к идолопоклонству в Израиле, и в большой степени также и во всем мире.
И в то время, когда во всем мире стали отходить от привычного им идолопоклонства, — поразительным образом, именно народ Бога продолжал им заниматься. И это основание для упреков, которые высказывает пророк (16:20): «Может ли человек делать богов, которые не есть Бог?» Ведь идолопоклонство уже потеряло уважение и среди других народов.
Но может быть в этом пороке есть что-то позитивное? Народ Израиля назван «народ жестоковыйный» и это проявляется в различных областях. Он не раскаивается с легкостью в своем пути: «Трудно воздействовать на них, чтобы они приняли увещевания» пишет Маhараль в Нецах Исраэль, (гл. 14). Это происходит потому, что евреи не готовы изменить своего мнения пока они полностью не убедятся в разумности приводимых доказательств, и для них недостаточно только красивой риторики.
Жестоковыйность народа Израиля приводит к тому, что его в его истории постоянно происходят острые кризисы, разрушение и возрождение, меняющие его характер: «Поэтому Я даю им знать; дам Я им узнать на этот раз руку Мою и могущество Мое, и будут знать они, что имя Мое – Господь».

Резкие подъемы и падения народа описывает тратат Ктубот (66 б): «Когда вы исполняете волю Всевышнего, никакой народ не может властвовать над вами, но когда вы не выполняете Его волю, вы отданы в руки самого низкого народа». И так может возникнуть опасность самому существованию народа. Но народ не погибает, так как изначально существует защитный механизм, обеспечивающий его вечность. И это Высший Храм, а именно – стремление Всевышнего открыться в истории, с помощью Израиля, которое существует с самого начала творения. Именно этот принцип раскрывает нам пророк Иеремия (17:12): «Место святилища нашего, престол величия, возвышено изначально».

Вопрос к Исайе

В hАфтаре к недельному разделу мы читаем одну из самых сложных фраз в книгах пророков: «В год смерти царя Узияhу видел я Господа, сидящего на престоле высоком и величественном, и края его одежды наполняли Храм». (Исайя 6:1) Как возможно говорить о видении Бога, даже в предположении, что это только метафора? Ведь и в метафоре существует свой внутренний язык, и он тоже устанавливает границы в возможности пересказа. И об этом сказано прямым текстом: «Человек не может видеть Меня и остаться в живых» (Исх. 33:20).
Объясняют наши мудрецы (Трактат Иевамот 49б), что Менаше, царь Иеhуды, обратился к Исайе, чтобы тот прояснил свои слова: Твой учитель Моше, сказал ‘Человек не может видеть Меня и остаться в живых’, а ты говоришь: ‘Видел я Господа, сидящего на престоле высоком и величественном’!
Исая не хотел отвечать Менаше, поскольку тот спрашивал только для того, чтобы разозлить, а не для того, чтобы понять. Но что бы ответил пророк Исайя нам?
Конечно, можно дать вполне удовлетворительные философские ответы, так например, что есть ступени в Откровении, и есть разница, между именем «Господь» и Четырехбуквенным Именем, между тем, чтобы увидеть Лицо и увидеть «сзади» (Исх. 33:23) и т.д. Но мы не видели, чтобы кто-то во времена пророков занимался обсуждением этого вопроса. И представляется, что поскольку пророчество в своей основе это переживание, то нет необходимости разъяснять его с помощью абстрактных понятий.
Если бы мы могли спросить пророка Исайю, что именно он имел в виду, когда говорил о том, что он видел Бога, подразумевал ли он «Его Сущность», или «случайное существование», «вещь в себе» или «вещь для нас», создал ли он «новую категорию познания» и т.п. то на все это он мог бы нам лишь ответить просто: «Я видел Господа». И он бы не ощущал необходимости объяснять, почему в этом нет запрещенной «материализации Божественного».
Основываясь на этом, мы можем объяснить, почему раби Иеhуда hа-Леви в книге Кузари разделил рассуждение об определениях Божественного, и привел их в двух разных главах, во второй и в четвертой. Вторая глава занимается чисто философским обсуждением определений, и она относится к эпохе, в которой уже нет пророчества, нет проявления Божественного Присутствия, и для понимания Писания у нас остался только наш разум. А разум может признать лишь отрицание всех определений, что исключает всякую возможность материализации. Однако, в четвертой главе обсуждается язык пророков, которые удостоились прямого Откровения, имеющего позитивный характер, они встречаются с Именами Бога, которые соотносятся с Четырехбуквенным Именем. Разрыв между этими эпохами не позволяет современному человеку понять внутренний мир пророков.
При всем том, что ментально мы очень далеки от возможности понять сущность пророчества, Исайя передает нам важное знание: Тот Бог, о котором серафимы возглашают «Свят, Свят, Свят», т.е. который отделен от всего сотворенного – Он тот же, про которого говорится «Вся земля полна славы Его» (6:3), Он Тот, который рядом с нами. И только тогда человек убеждается, что Бог не оставит его, и Он управляет всем, что происходит с человеком, и отвечает на его молитвы.

Пророчество

За мирозданием стоит план, стоит личность, стоит Творец, который выражает Свою волю через все то, что в мире происходит.

Читать далее »