Новости сайта
Home / Слайдер (page 3)

Слайдер

Примите участие в грандиозном проекте

Мы приглашаем вас стать наши компаньонами, соратниками в этом общем, святом деле, ваш вклад, какой бы он не был, станет важным и ценным.
Те, кто удостоятся этой чести — присоединиться к нам, удостоятся всяческих похвал — ведь они участвуют в самом главном деле — исправлении мира, возвышая в нем Имя Небес .
В этом и будет заключаться избранность, ваша и наша, объединяя общие усилия в этом великом предприятии.
Посвятить пожертвование: http://ru.noahideworldcenter.org/donations/

Небеса и земля

На этой неделе есть расхождение между обычаями разных общин в отношении hафтары – главы из пророков, которую мы читаем в синагоге после чтения Торы. В ашкеназских общинах читают главу из пророка Ошеа “И убежал Яков..” (12:13- 14:10), а сефарды и йеменцы читают начиная со стиха 11:7 –”А народ Мой сомневается…” и в точности до того места, с которого начинается ашкеназское чтение. Йеменцы добавляют к этому еще два стиха из ашкеназского чтения: (12:13-14). Есть некоторые сефардские общины, которые продолжают читать до стиха 13:5 – “Я познал тебя в пустыне, в земле выжженной”.
Нам хотелось бы разобраться в сущности слов из пророка, основываясь на стихах общих для разных общин. Там, где проходит граница между этими текстами, есть два похожих стиха. Один стих: “А Я, Господь Бог твой (еще со времен) земли Египетской, опять поселю тебя в шатрах, как во дни тех времен” (12:10). И второй: “Ведь Я – Господь Бог твой со времен земли Египетской, и Бога, кроме Меня, не знать тебе, и нет спасителя, кроме Меня” (13:4).
Эти два стиха повторят то, что сказано в первом речении на Горе Синай: “Я Господь, Бог твой”, но не цитируют продолжение этого стиха, где сказано: “который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства”. И таким образом обнаруживается, что помимо обязанности принят Власть Бога поскольку Он вывел нас из Египта (как это пишет комментарий Раши на Исход 20:2 – “То, что Я вывел вас, стоит того, чтобы вы Мне покорялись”) – есть принадлежность народа Израиля Всевышнему еще до того как Бог сделал что-то хорошее народу. Эту принадлежность наши мудрецы называют словом сегула (избранность, особенность). И это то, что просыпается в эпохи Избавления, как об этом сказано в молитве Амида: “И посылающий избавителя сыновьям сыновей ради Имени Своего”. Об этом пишет рав Кук (Игрот Реая стр. 181-187). Сегула не отрицает права, полученного за заслуги, – но она сама есть наше более базовое право состоящее в нашем происхождении от Праотцев. Знание, что “Я – Господь Бог твой” – освобождает народ Израиля от любого рабства, так как “раб Бога – это единственный, кто свободен” (р.Иеhуда hа-Леви).
Из свободы происходящей от свойства “сгула” вытекают две задачи: Тора и политика. Финансовая независимость, которая реализовалась в то время, когда Израиль жил в шатрах вокруг Скинии Завета, и ел хлеб с неба, позволила принятие Торы, в качестве постоянного занятия народа. И об этом говорит первый из процитированных выше стихов. Государственная независимость возможна для Израиля в силу того, что мы не верим ни в какую другую власть, кроме власти Творца. И об этом говорится во втором стихе. И невозможно быть верным Богу Израиля, если не выполнить обе эти задачи.
Возможно, что единство Торы и политики было показано намеком в видении лестницы Якова, описанном в недельной главе. И это то, что открывается Якову как раз тогда, когда он уходит в изгнание: что есть возможность соединить землю и Небо. Тора без государственной независимости, без политического аспекта, становится нерелевантной для исправления мира. Политическое измерение приводит народ Израиля к реализации его исторической задачи. А именно, раскрыть миру, что нет нужды ни в каких посредниках для того, чтобы встретится с Творцом.
И в этом они могут следовать за народом ставшим свободным.

Бунт Адонии и воцарение Соломона

Книга Царств рассказывает о том, что Адонияhу сын Давида, решил (вопреки известной всем воле Давида) что царство унаследует именно он: “Адония же, сын Давида от Хагит, возгордившись, говорил: я буду царствовать”! (Царств I, 1:5) И на первый взгляд у Адонияhу есть все данные, чтобы стать будущим правителем. Он старше по возрасту, чем Шломо (Соломон). Он также разбирается в вопросах блеска и славы, приличествующих царству. Как написано далее там же: “И завел у себя колесницы и всадников, и пятьдесят человек скороходов, бегущих пред ним”. И лично он тоже производил прекрасное впечатление: ” И он так же был очень красив” (Царств I, 1:6).
Но в его воспитании был пробел, его не научили уважать авторитет родителей. И это то, что говорит нам Писание там же: “И отец его никогда не огорчал его вопросом: почему ты так делаешь?” По-видимому, Давид опасался, что такое замечание со стороны отца испортит настроение сыну, и что это плохо повлияет на его способность служить Богу в радости. И таким образом, у Адонии не хватало базовой основы воспитания – уважения к авторитету. И из-за этого он не годится к должности царя, работа которого заключается в управлении аппаратом полномочной власти с помощью издания приказов и их исполнения.
Намек на этот недостаток содержится в самом его имени, первый три буквы которого – это буквы Имени “Аднут” (алеф-далет-нун), а последние три буквы – буквы Имени “hавая” (hей-вав- hей). В Имени Адонияhу – не хватает четвертой буквы, той, которая соответствует каббалистической сфире “Малхут” (царство).
Способность царствовать предполагает отказ от секторальности. Но Адонияhу не достаточно умен, чтобы создать связи во всех областями управления народом. Он привлекает и обеспечивает лишь тех, кто близок к нему по своим представлениям. Как написано: “И зарезал Адонияhу мелкий и крупный откормленный скот у камня Зохелет, что у Эйн Рогел, и пригласил всех братьев своих, сыновей царя, и всех мужей Иеhуды, рабов царя. А Натана, пророка, и Бенаяhу, и военных командиров, и Шломо, брата своего, не пригласил” (там же, 9-10). Включение в число приближенных священника Эвьятара, свидетельствует об излишней консервативности Адонияhу, – он не осознает, что священство Цадока более продвинутое. То, что в заговор был включен Иоав бен Цурия увековечивает уже устаревшую к тому времени систему, основанную на военном руководстве, которая должна уступить более правильной системе Бенаяhу сына Иеhояды, сочетющей Тору и Армию.
Возможно, что память о том, что случилось между ним и Бат Шевой, мешала Давиду открыто выступить и провозгласить Шломо наследником царства. И, может быть, он сомневался, правильно ли будет, что продолжением династии станет сын, вошедший в царский дом вследствие его (Давида) падения. Бат Шева, которая напоминает и свидетельствует о происшедшем в те дни, объединяется с пророком Натаном, который в свое время тяжело критиковал Давида за то, что тот забрал Бат Шеву от Урии Хитийца. Но сейчас именно он доказывает Давиду, что Шломо достоин быть царем. И тут проясняется, что царская династия, для того, чтобы можно было правильно справляться с жизненными страстями и поднимать их в рамках управления царством – должна содержать в себе и последствия искупленного греха. Если руководитель народа сам никогда не соприкасался с падениями, по крайней мере со стороны его семейных корней – то он не сможет понять душу народа, которой свойственно как взлеты, так и падения.