Новости сайта
Домой / Слайдер

Слайдер

Десять Казней как Откровение для Египта

Пинхас Полонский

(Комментарий к Торе — к разделу (2-2) «Ваэра», книга Исход, гл. 7-9)

1. Божественное Откровение дается Египту, и только потом Израилю

Читая Книгу Исход, мы обнаруживаем, что первый народ, которому раскрывается Бог — это не евреи, а египтяне! Это поначалу кажется неожиданным, но Тора говорит об этом прямо: казни египетские нужны для того «чтобы узнали египтяне, что Я — Господь» (14:4) — а вовсе не для того «чтобы об этом узнали евреи». Откровение для евреев происходит на горе Синай при Даровании Торы, а Десять казней это откровение для египтян, и оно произошло раньше, чем откровение евреям.

Древний Египет (через Грецию и Рим) является первоначальным источником всей Западной цивилизации, поэтому откровение Египту это откровение для всего человечества. Вначале, при Исходе, Бог должен открыться всем, чтобы затем на Синае дать евреям задачу  нести человечеству Его послание. Евреи не могли бы сдвинуть человечество с его «природных» позиций, если бы сначала Бог эти позиции не поколебал, и Он сделал это египетскими казнями.

В египетской культуре содержится необычайно сильное Божественное начало, но оно подавлено преклонением перед природой. В первый раз Египет упоминается во 2-й главе книги Бытие, где описаны реки выходящие из Райского сада (Быт. 2:13). Т.е. Египет черпает свою духовность прямо из Райского сада, но пользуется ею неправильно. Египет исповедует идеологию детерминизма – «ничего нельзя изменить, всё движется по предначертанному пути, никто не имеет свободы изменить это», он превращает людей в рабов природы – и поэтому он назван «дом рабства» (20:2), и должен быть разрушен.

Откровение Египту заключается в разрушении египетской самоуверенности, в разрушении опоры на природу, на ее цикличность и детерминизм. При разрушении этих установок высвобождается Божественная основа египетской цивилизации, часть из которой евреи должны были унести с собой. И именно это является тем «опустошением Египта» (3:22), которое сопровождает Исход.

2. Десять казней как предисловие к Десяти Заповедям

Мидраш связывает Десять казней и Десять заповедей — с Десятью речениями Бога, которыми сотворен мир.

Линия развития мира выглядит тогда следующим образом: Десять речений Сотворения, которые даны в начале книги Бытия, скрывают Бога (т.к. суть Сотворения – это сокрытие; Бог не проявляется явно в окружающем мире, чтобы мы могли обрести в нем самостоятельность и автономность). Однако приходит время Откровения, когда внутри этого мира, который скрывает Бога, вдруг возникает линия Его явного проявления. Это проявление Бога происходит в две стадии: сначала совершаются Десять казней, которые разрушают предыдущую систему взглядов, а потом происходит дарование Десяти заповедей, которые создают новую систему взглядов.

Таким образом, Откровение, которое Бог дает египтянам – это Откровение разрушения прежней модели мироздания.

Египет был уверен в детерминизме природы, и Десять казней разрушили этот статический порядок. В результате, «большая толпа египтян» (12:38) присоединяется к еврейскому народу и выходит с ним из Египта. Это Иециат Мицраим – не только, как его обычно переводят, «Исход из Египта», но и буквально «Исход Египта», выход самого Египта из его прежних представлений и присоединение его к еврейской линии. «Исход Египта» не был всеобщим, его совершила лишь небольшая часть египетского народа, но и это было очень важно для реализации целей Исхода.

Десять речений – это инструмент Сотворения мира, а Десять заповедей – это инструмент Откровения. Между Творением и Откровением стоит Египет, преклонение перед бездушными законами природы, без свободы, без личного начала и без цели.

Египет не хочет дать евреям уйти, — потому что, по его представлениям, свободы нет и быть не должно. В современном мире это характерно для социально — детерминистических идеологий, типа марксизма — утверждающего, что обществом управляют природные, социальные и экономические законы, а личность значения не имеет. Поэтому неслучайно в нашем веке, при современном Исходе и собирании еврейского народа в Стране Израиля, — одним из этапов этого было разрушение СССР, не выпускавшей евреев всеобщей империи рабов, государства похожего на древний Египет больше чем какая — либо другая страна за всю историю человечества.

3. Постепенность казней и мировая роль Фараона

Ни одного человека в истории Бог не убеждал столь настойчиво и долго, как Фараона. Почему это было необходимо, почему нельзя было вывести евреев из Египта против согласия Фараона, почему мнение Фараона столь важно?

Фараон властвует над Египтом не только в политическом, но и в культурном смысле, он лидер Египта. Сам же Египет в ту эпоху это центр мировой цивилизации, венец развития человечества. Направление, которым пойдет Египет, определит путь мировой истории — а поскольку фараон руководит Египтом, то именно от него зависит, в каком направлении пойдет история человечества. И это огромная ответственность, и огромное влияние.

Поэтому в процессе Исхода давление на фараона нарастает медленно и постепенно, чтобы он шаг за шагом убеждался в ошибочности своей позиции. Бог стремится совсем не к тому, чтобы заставить Фараона подчиниться — Он стремится изменить его восприятие, чтобы это повлияло на весь окружающий мир.

Речь идет не только о согласии Фараона отпустить евреев — но прежде всего о том, чья история и культура станут основой для дальнейшего развития цивилизации. Фараон утверждает, что основа это Египет, а Израиль вторичен, Моисей же считает наоборот.

Казни постепенно привели Фараона к изменению взгляда на мир. к пониманию первенства Израиля – и только когда это было достигнуто, Евреи ушли из Египта.

——✶——

Данная статья основана на комментарии к Торе «Библейская динамика» http://ejwiki-books.com/pvd.html  

 

 

Избрание Моисея

Пинхас Полонский

(Комментарий к Торе — к разделу (2-1) «Шемот», книга Исход, гл. 3-4)

1. Моисей не хочет выводить Евреев из Египта

(3:10) И Господь сказал Моше: иди, и Я пошлю тебя к Фараону; и выведи народ Мой, сынов Израиля, из Египта.

(11) И Моше сказал Богу: да кто я такой, чтобы мне идти к Фараону и чтобы я вывел сынов Израиля из Египта??

(4:1) И Моше отвечал, и сказал: но ведь они не поверят мне и не послушают голоса моего

(10) И Моше сказал Господу: прошу Тебя, Владыка! я ведь и говорить не могу….

(13) И Моше сказал: О, Господи! Пошли через кого-нибудь другого!

(14) И возгорелся гнев Господа на Моше, и Он сказал: ИДИ!!! и Аарона дам тебе в помощники…

Моисей пять раз подряд отказывается, под разными предлогами, идти выводить евреев из Египта – пока Всевышний силой приказа буквально выталкивает его на эту должность.

2. Почему Бог посылает именно Моисея?

Ситуация, в которой Бог столь долго уговаривает Моисея взять на себя миссию Исхода – показывает, что Моисею не было замены, поскольку никто другой в том поколении не мог быть подходящим национальным лидером. И причина здесь не только в качествах Моисея — который выдающийся праведник, смиренный и деятельный одновременно – но и в том, что только он один имеет для этого соответствующую подготовку.

Моисей соединяет в себе три линии самоидентификации: еврейскую, египетскую и мидьянскую. Он обладает такой широтой взглядов, какой нет ни у какого другого еврея в его поколении. Кроме этого, лидер с самого начала должен смотреть на мир глазами свободного человека, человека мира а не человека места. Так, Аарон не в состоянии возглавить Исход, потому что он привык жить с евреями в рабстве и поддерживать их в трудные минуты, но он не понимает, как функционирует Египет как государство, и тем более как соотносятся между собой народы мира, каковы пути развития человечества. Моисей же, воспитанный как свободный человек в доме фараона, обладает одновременно еврейским и египетским мироощущением, а затем в Мидьяне, при взгляде со стороны на столкновение государств и народов, обретает новый, «международный» взгляд на мир.

Ни у одного другого еврея той эпохи, кроме Моисея, нет ни этих знаний, ни этого понимания. Чтобы вывести евреев из Египта, нельзя быть просто частью народа, нужно находиться слегка в отдалении, чтобы суметь увидеть перспективу.

Из всех евреев того времени Моисей был единственным, кто провел большую часть жизни во внешнем, нееврейском мире, и ощущал общемировую перспективу. Исход из Египта — событие мирового масштаба, поэтому лидер евреев должен быть, с одной стороны, частью еврейского народа, с другой стороны, ему необходимо понимать, как устроено государство и как им управляют, и с третьей стороны, он должен ощущать общечеловеческую универсальную перспективу, чтобы понимать смысл происходящего. Иными словами, еврейский лидер должен быть человеком, стоящим между всеми мирами. Моисей был таким человеком, и поэтому только он, и никто другой должен был вывести евреев из Египта.

Современная иллюстрация к этому — историческая необходимость в ассимилированном Герцле, основавшем политическое сионистское движение, которое привело к созданию Государства Израиля, Исходу нашего времени. Еще до Герцля были раввины, говорившие о необходимости переселения в Страну Израиля и создания государства, — но никому из них не приходило в голову, что для этого нужно провести международную конференцию, осветить ее в средствах массовой информации, вести переговоры с великими державами и так далее. Деятельность такого рода была им совершенно не свойственна и непонятна. Поэтому традиционные евреи в принципе не способны были создать действенное сионистское движение.

3. Моисей и Аарон как эталон братства

Важнейшая характеристика Аарона – это то, что он радуется выдвижению младшего брата.

Братские отношения крайне сложны. Сама история человечества начинается с убийства Авеля его братом Каином, после чего беспрерывно идут конфликты между братьями: Ицхак и Ишмаэль, Яаков и Эсав, продажа Иосифа его братьями и т.д. В истории человечества братские отношения – главная территория конфликтов.

В то же время, именно братство должно, в идеале, стать основой общества, как на уровне народа и государства, так и на уровне всего человечества. Однако, чтобы достичь этого, человечеству предстоит еще проделать долгий путь.

Рождение младшего брата обычно очень тяжело для старшего ребенка. Сначала он был у родителей единственным, и весь мир крутился вокруг него. Вдруг появился еще кто-то, и он перестал быть единственным, а стал «одним из». Поэтому у старшего сына в большинстве случаев есть напряженность по отношению к младшему брату.

Проблема братства начинается с вопроса: «Почему тебе досталось больше, чем мне?» Братья делят общее наследство, и здесь возникает зависть. А зависть способна разрушить и семью, и общество, и даже государство.

Зависть – феномен парадоксальный. Она чрезвычайно вредна, но в то же время именно она — двигатель прогресса. Человек стремится получить то, что есть у другого, потому что он завидует ему. Это огромная сила, и лишь от нас зависит направить ее на добро или на зло.

Поэтому невозможно решить проблему братства путем отказа от этого чувства, путем «альтруизма». Можно исправить ситуацию лишь перенаправив это сильное чувство в конструктивное русло, отказавшись от стремления к равенству в пользу дополнительности. Не нужно стремиться к одинаковости, не нужно переживать «почему у него есть, а у меня нет?» — но нужно осознать себя вместе с другим как единое целое и радоваться общим достижениям. Только в случае, когда братья ощущают, что они вместе владеют единым наследием, что они дополняют друг друга, «я дополняю тебя тем, чего нет у тебя, а ты дополняешь меня» — возникает настоящее братство.

Именно этого уровня достиг Аарон: «он увидит тебя и возрадуется». Между Моисеем и Аароном устанавливается чувство дополнительности, а не равенства, — и Аарон рад этому, он согласен на первенство Моисея. В этом заключается величие Аарона, и именно это дает Моисею и Арону возможность вывести евреев из Египта. Они овладели уровнем позитивного братства, и этим исправили грех Каина и Авеля.

Чувство дополнительности берется прежде всего из ощущения общей миссии. Именно это было главным в отношениях Моисея и Аарона, и именно на этом можно построить братство внутри целого народа, а в дальнейшем и человечества.

Могут ли Бней Ноах соблюдать еврейские заповеди? (дополнительно к «7 заповедям ноахидов»)

Видео лекции (иврит): https://youtu.be/Jzp-r7CbtR8​

Универсальный характер иудаизма

Соблюдение народами моральных принципов – не в статусе заповеди

«Благочестивые» и «Мудрецы» из народов мира

Могут ли БН соблюдать еврейские заповеди?

  1. Постановка проблемы
  2. Маймонид — комментарий на мишну Трума
  3. Маймонид — запрет в МТ
  4. Уточнение: Запрет – только на «заповеди по своему усмотрению»
  5. Маймонид — разрешение в МТ
  6. Хатам Софер – различение понятий «гой» и «БН»
  7. Неевреи и изучение Торы
  8. «Освятится Святое Святых»
  9. Подход Тосафот
  10. «Гер Тошав» и «Бен Ноах»
  11. Главный Раввинат признал статус Гер Тошав
  12. Ограничения Радбаза на «дополнительные заповеди»

Универсальный характер иудаизма

Сегодня мы начинаем серию занятий на тему, о которой можно сказать, что она одна из центральных в иудаизме – и это Универсальное назначение народа Израиля. Про которую сказано было Аврааму в начале его избрания: «И сделаю тебя народом большим, и возвеличу имя твое, и благословятся в тебе все семьи народов мира» (Бытие 12:2).  Именно для этого он был избран.

И в соответствии с этим назначением, дважды в день мы провозглашаем: «Слушай Израиль, Господь Бог наш, Господь – Един». И это заповедь чтения «Шма» (Слушай).

Смысл этого стиха объясняет комментарий Раши (который разъясняет простой смысл Писания): «Господь, наш Бог – сейчас, он не Бог других народов, но в будущем он будет Единым для всех народов».

И для того, чтобы объяснить смысл слова Эхад, «Единый», Раши приводит два стиха. Один стих из Захарии (12:9): «В тот день будет Господь Един и Его Имя — Едино». И второй стих из Цефании (3:9): «Ибо тогда сделаю Я язык народов ясным,  чтобы все призывали имя Господа, чтобы служили в единстве». Важно, что именно в этом содержание заповеди чтения Шма, объединяющий весь народ Израиля, в том, что мы стремимся к исправлению мира под властью Бога.

И та же идея находится в центре наших молитв. Так в молитве Алейну лешабеах, которая произносится в Мусафе (дополнительной молитве) Дней Трепета (Новолетия и Дня Искупления). А также мы видим, что так поступал наш праотец Авраам, который повел за собой многих людей из всех народов.

Маймонид в Законах идолопоклонства говорит, что «все, присоединившиеся к вере Авраама – называются Дом Авраама». Они не сыновья Израиля, но они присоединяются к вере Авраама. И пример этому — Нааман арамейский военачальник, который считется гер тошав (т.е. нееврей еврейского вероисповедания).

А также пророк Иона, и пророк Исая, и многие другие пророки обращались к другим народам, чтобы открыть им Божественное Слово. И Маймонид в «Послании в Йемен» говорит о том, что «пророки были посланы к народам мира еще до Дарования Торы, чтобы предложить им принять Божественное Слово».

Таким образом, совершенно ясно, что характер Библейского иудаизма – универсальный, т.е. он обращен ко всему человечеству.

И такова же позиция Талмуда. Так например, раби Акива говорит: «Возлюблен человек созданный по Образу Бога, …  т.к. сказано: ‘По Образу Бога создал Он человека’.» (Поучения Отцов, 3:14). И только потом он говорит: «Возлюблен Израиль, так как он назвал сыновьями Всевышнего … так как дал им драгоценный сосуд».

Таким образом, совершенно понятен универсальный характер литературы Талмуда. И то же можно сказать про многие темы которые приводятся в Талмуде, в особенности о тех, в которых разбираются заповеди Бней Ноах. Хотя, число этих заповедей по разным мнениям различно.

В связи с этим возникает вопрос, почему же тогда иудаизм в этом вопросе «плохая репутация» (т.е. почему принято думать, что иудаизм сконцентрирован не на всём человечестве, а только на евреях)? Так например, философ Генри Бергсон, утверждал, что «христианство предпочтительнее иудаизма, так как иудаизм занимается Богом, который заинтересован только в своем еврейском народе, тогда как христианство говорит о Боге, который заинтересован во всем человечестве». И конечно, это неверно, как видно из всех источников, которые мы привели. И даже идея того, что наш народ избранный, тоже предполагает, что мы избранны из некой группы народов — и отсюда понятно, что еврейскому Богу есть что сказать и другим народам мира. Так как для этого мы и избраны. С другой стороны, христианство как раз сократило область интересов Бога в человечестве, и отнесло его только к своим сторонникам. Так например, известное христианское теологическое высказывание: «Вне церкви – нет спасения» — что означает, каждый, кто не принимает полностью христианство, попадает в ад. В иудаизме же утверждается, что Всевышний дает позитивную награду любому творению.

Почему же в течении многих поколений и неевреи и евреи привыкли думать, что в иудаизме нет универсального послания? Ответ прост: в течении длительного изгнания, в которое нас вынудили уйти, мы были заняты тем чтобы просто выжить. И тот, кто занят практическим вопросом, как он будет жив сегодня и завтра — не в состоянии заниматься другими, даже тогда, когда в этом состоит его назначение.

Такая ситуация [постоянной опасности] была до эпохи эмансипации. А после эпохи эмансипации многие евреи пытались смешаться с другими народами – исходя из того, что «раз нас приняли как равных в обществе других народов, так давайте растворимся, не будем выделяться, не будем говорить о своем универсальном назначении». [А другие были заняты тем чтобы сохранить народ в этих условиях опасности растворения – а поэтому тоже не говорили об этом].

Таким образом, как это ни странно, но так случилось, что народ Израиля, большую часть своей истории не мог осуществить назначения, ради которого он был избран.

После образования Государства Израиль, и особенно после Шестидневной войны, в которой открылась сила еврейского народа — мы вернулись в семью народов. Вернулись к нашу центральной задаче, и тут мы в конце концов должны реализовать свое назначение, научить народы мира Божественному Слову.

В заслугу других народов следует сказать, что они не ждали этого момента. И во время нашего долгого изгнания они очень старались впитать свет, который несла в себе еврейская общность. Они это делали разными путями, и такими, которые не очень нам нравились, так например – через христианство, ислам и общий гуманизм.

Что же поделать. Этот мир – мир Всевышнего, и Он говорит с народами через сосуды, затемняющие свет.

Но теперь, когда мы вернулись в свою землю, пришло время открыть народам мира Изначальный Свет. И это уже сказал пророк Исайя (25:7): «И Он на горе этой уничтожит покрывало, покрывающее все народы, и покров, наброшенный на все племена». Народы закрыты некоторым покрывалом, и это их теология, которая мешает им получить Свет, который несет общность Израиля. И мы видим, что чем Израиль сильнее в государственной области, тем больше народы мира признают наше центральное место.

Я хочу отметить, что в последнее время президент Америки осознал, что Иерусалим, не только столица Израиля, но он также и источник его Света. И вместе с народом Израиля – он источник света для всего мира. Как говорит Исайя (42:6) «И сделаю тебя народом завета, светочем народов мира».

Эти было предисловие. А далее мы займемся некоторыми конкретными вопросами. В основном, основываясь на книге Маймонида «Мишне Тора», но также и на другимих источниках. Мы обсудим эти вопросы как с религиозной, так и с культурной и с государственной точки зрения.

Соблюдение народами моральных принципов – не в статусе заповеди

Мы начнем с того, что изучим несколько строчек из Талмуда (Бава Кама 38а). Талмуд занимается тут разбором стиха из Хавакука (3:6): «Встал и измерил землю, увидел – и отпрянули (ва-йатер) народы». Слово ва-йатер – не очень понятно. Талмуд дает несколько объяснений, и я приведут тут слова рава Иосефа.

Сказал рав Иосеф: «Встал и измерил землю, увидел» – что увидел? Увидел, что семь заповедей, которые приняли на себя Бней Ноах, они не соблюдают. Встал – и разрешил их им [т.е. отменил обязанность].

Прежде всего, что такое «семь заповедей Бней Ноах»? У Всевышнего есть завет с человечеством. Этот завет описан в истории Ноаха (Бытие, гл. 9), и он называется «Брит Олам» (именно поэтому мы выбрали это название для нашей организации). Это завет радуги. И в этом завете Всевышний предъявляет определенные требования к народам мира. И они более или менее соответствуют требованиям общей морали. Но это не только требования морали. Так как можно сказать, что для морали мы не нуждаемся в Торе. И даже, можно сказать, что для того, чтобы знать, что нужно быть нравственным человеком — мы не нуждаемся в Откровении, как сказали наши мудрецы: «Порядочность предшествует Торе».

Сущность завета в ином — в том, что Всевышний строит некий канал откровения, соединяющий Его с людьми. И выражением этой связи являются семь заповедей, которые приняли на себя Бней Ноах. Но нужно подчеркнуть, что речь не о формальном соблюдении, но о постоянном союзе между Творцом и человеком. И эти заповеди известны.

Я хочу добавить еще один важный момент. Эти заповеди обращены не к религиозному сообществу — но к государственному уровню.

Первые шесть из этих заповедей могут быть поняты как » религиозно-индивидуальные:  запрет идолопоклонства, запрет богохульства, запрет убийства, запрет воровства, запрет разврата, запрет есть часть отрезанную от живого животного — но в отношении к  седьмой заповеди возникает трудность. Это — заповедь суда. Маймонид говорит, что тут говорится о заповеди создать судебную систему,  у которой будет власть накладывать наказание. Но у кого есть право создавать суд и у кого есть право наказывать? Понятно, что тут не говорится об отдельных людях, это входит в обязанности государства. Поэтому весь кодекс Бней Ноах нужно понимать в государственных рамках, он не сводится к служению отдельных людей. Несмотря на то, что в этих заповедях есть очень глубокое  религиозное содержание и для отдельного человека. Но при всем при этом, главная задача – это исправление стран.

Когда Тора говорит об исправлении человека, она говорит не только про индивидуума, но главное – о «семьях земли», т.е. о народах мира. Или, как говорил пророк Захария (2:15): «И присоединятся народы многие к Господу в день тот, и станут они для Меня народом Моим…». Целые народы присоединятся к Господу. Таким образом, тут говорится о завете с общностями, с коллективами людей.

И я возвращаюсь сейчас к Талмуду Бава Кама, как мы уже сказали:

 Увидел, что семь заповедей, которые приняли на себя Бней Ноах, они не соблюдают. Встал – и разрешил их им.

И на этом уровне обсуждения представляется, что Всевышний разрешил народам мира не соблюдать семь заповедей Бней Ноах. И это очень странно. Значит ли, что им можно убивать, им можно развратничать и воровать? Это невозможно себе представить. И немедленно Талмуд возражает:

Получается, что они получили награду за то, что не соблюдали заповеди?

И где такое бывает, чтобы грешника награждали за грехи? Как можно сказать: если ты все равно грешишь, то мы тебе это разрешим? Талмуд пытается дать первый ответ на этот вопрос:

Сказал Мар, сын Раввины: Даже если их исполняют, не получают за них награды.

Как бы  Бог оставил человечество. И против такого толкования тоже Талмуд возражает, что нельзя такого сказать:

Но ведь мы учили, что раби Меир сказал: Откуда мы знаем, что и нееврей, который занимается Торой, подобен Первосвященнику? Из того, что сказано: «Исполняя которые, человек будет жив ими; Я Господь» (Левит 18:5). не сказано «Священники, левиты, сыновья Израиля», а сказано – «человек». Отсюда ты учишь, что даже нееврей, занимающийся Торой, подобен Первосвященнику.

Как же ты можешь сказать, что он не получает за это награды? Поэтому Талмуд уточняет слова Мара сына Раввины, и объясняет так: Он не имел в виду, что совсем нет награды:

Так он сказал: Они не получают награды как те, кому заповедано, но получают награду, как те, кому не заповедано. Как сказал раби Ханина «тот кто делает то что ему заповедано больше того, кто делает то, что ему не заповедано».

Смысл этого в том, что если я делаю доброе дело, которое мне заповедано делать — то это достижение большее, чем если я делаю это в добровольном порядке. И это, возможно, противоречит нашему интуитивному пониманию – поскольку часто представляется, что именно человек, который вызывается добровольцем, он более достойный. Но у заповеди есть особое качество, она соединяет между Творцом  и Творением. А когда я делаю просто хорошее дело, не как заповедь — я исполняю то, что мне приписывают моральные принципы. Это дает мне высокий человеческий уровень, но не добавляет специальной связи с Богом. Поэтому действовать в ситуации, когда ты исполняешь заповеданное – предпочтительнее, чем делать это же когда оно не заповедано. И это то, что сказал Мар сын Раввины — что народы мира за исполнение семи заповедей не получают такой награды, какую получают те, кому они заповеданы.

Спрашивается: Но ведь и это не справедливо! Ведь тому, кто их соблюдает, полагается соответствующая награда!

Тут есть намек на очень глубокую теологическую дискуссию, которая лежала в основе христианства. В поколении, предшествовавшем появлению христианства, существовало много общин, в которые неевреи приходили слушать проповеди раввинов. И в синагогах помимо мужского и женского зала, был еще зал для народов мира. И это привело к очень широкому распространению иудаизма в Римской империи. Так например, Филон Александрийский говорит: «Откуда мы знаем, что Шабат, это хорошая вещь? Из того, что нет во всей империи такого народа, в котором бы не было соблюдающих субботу». И влияние иудаизма в Риме было очень сильным даже среди элиты, многие приняли иудаизм. Но по большей части – это были женщины, а не мужчины. Так как мужчины по разным причинам опасались делать обрезание. И не только потому, что это больно, но это и противоречило эстетическим преставлениям эллинистической культуры, в соответствии с которой невозможно вносить изменение в тело человека. Поэтому этим неевреям было трудно перейти в иудаизм. Но иудаизм на них повлиял, и в какой-то момент можно было бы предположить, что иудаизм станет официальной религией Рима. Когда пришел Павел, основатель христианства, то он сказал: у нас есть иудаизм не по такой высокой цене, можно принять иудаизм без субботы, без кашрута, без обрезания. И тогда все, кто уже был под влиянием иудаизма — приняли это с радостью.

Основа представления Павла в отношении заповедей была такова: Павел думал, что в принципе заповеди это плохая вещь – т.к. чем больше заповедей, тем хуже. И в Новом Завете он прямо говорит, что «Иисус освободил нас от проклятия закона», от проклятия заповедей Торы. Поскольку чем больше заповедей — тем больше есть возможности согрешить. Для него 613 заповедей — это 613 возможностей греха. Каждая заповедь, как ловушка для человека. Ты можешь согрешить — а если согрешишь, Бог уже не хочет тебя. Поэтому он сказал, что Избавление – это возможность наконец избавиться от обязанности соблюдения заповедей. И он сказал: «Все разрешено». В результате первая христианская община начала вести себя безнравственно. Тогда Павел послал им письмо, в котором он их укоряет за плохое поведение. Но они сказали: мы не понимаем, ты же сказал, что все разрешено, так как Тора недействительна!  И тогда он ответил им высказыванием, базовым для понимания христианской морали: «Все разрешено, но не все подобает». Что означает: нужно продолжать поступать в соответствии с тем к чему обязывает базовая человеческая мораль, но не в качестве заповеди, а как это следует человеку. А что же соединит между человеком и Богом? — Это сделает только вера.

И это как раз то, что в Талмуде говорит рав Иосеф и рав Мар сын Раввины. Народы мира хотят исполнять предписанное в заповедях, но не хотят, чтобы это было заповедью.

А что же мы, евреи, отвечаем на вопрос: А что же с грехами, которые мы можем совершить? Мы говорим: У нас есть лекарство против грехов. Такое лекарство – это раскаяние.

Можно сказать, что христианство было основано на том, что у них не было веры в действенность раскаяния. Мы же всерьез верим, что раскаяние помогает. И это потому, что у нас есть личная связь с Богом. И мы можем научить народы мира как можно раскаяться. И тогда они перейдут из положения «делает то, что не заповедано» в положение «исполняет заповеданное». В этом смысл статуса Бен Ноах — который принимает на себя моральные обязанности в качестве того, кому они заповеданы. И подробнее об этом мы поговорим далее.

«Благочестивые» и «Мудрецы» из народов мира

Мы продолжаем изучение темы Бней Ноах — завета, который Бог заключил с людьми, семи заповедей и других вопросов связанных с ними.

Рассмотрим слова Маймонида в законах царей, которые являются центральным источником по этой теме. Глава 8, п. 10, 11.

Моисей наш учитель завещал заповеди только лишь Израилю, как сказано: «Закон заповедал нам Моше, наследие обществу Яакова» [Второзаконие 33:4]. И тем из других народов, кто хочет перейти в иудаизм, как сказано: « для вас и для пришельца» [Числа 15:15]. Но того, кто не хочет — не заставляют принимать Тору и заповеди.

Интересно заметить, что здесь в вопросе выбора проявляется либеральность.

Есть критика, в особенности со стороны мусульман в отношении универсальности иудаизма, и нам говорят: «Если бы до конца верили в свою религию, вы бы заставили весь мир соблюдать заповеди так, как вы это делаете сами». Как например, джихад происходит от того, что ислам уверен в себе, и поэтому считает, что нужно весь мир превратить в мусульман.

Они не понимают базовую идею высказанную раби Иеhуда Галеви о важности разнообразия человечества.

Иеhуда Галеви сказал: Израиль среди народов, как сердце среди других органов. Человечество – это организм подобный человеческому телу,  он состоит из разных органов. Если бы все тело состояло только из мозга или только из сердца или только из глаз или рук — то это было бы чудовище. Так жить невозможно. И то что создает сущность и красоту человека — это различие между органами. То же самое можно сказать и про человечество. Всевышний сотворил семьдесят народов (это типологическое число, на самом деле, конечно, есть гораздо больше), и каждая часть человечества выражает другое измерение человечности, а народ Израиля представляет собой некий центр, духовное измерение, которое влияет и подвержено влиянию всего мира. Поэтому, тот, кто не хочет – не заставляют его исполнять всю Тору и заповеди.

Помимо того, тут есть еще и намек. Что означает «не заставляют»? Это означает, что было бы желательно. Желательно перейти в иудаизм, и желательно исполнять некоторые заповеди. Это мы обсудим дальше.

И Моше, учитель наш, заповедал от Бога, что нужно заставить всех людей соблюдать заповеди, которые были заповеданы Ноаху. И те, кто не принимают их – будут убиты.

Это выражение – жесткое. И реально закон гораздо более мягок, чем это представляется из приведенной формулировки. Таким образом, Маймонид постановил, что не заставляют соблюдать все заповеди, но есть базовые вещи, которые заставляют соблюдать. И это союз между Всевышним и человечеством, который был заключен в дни Ноаха.

А тот, кто принимает их – называется «гер тошав» («живущий вместе с еврейским народом»), в любом месте.

Что означает «принимает»? Означает ли это «исполняет»? Мы увидим далее, в словах Маймонида, что есть четкое различие между «принимать» и «исполнять». Например, человек, который в 13 лет принимает на себя обязанность Торы и заповедей. Значит ли это он автоматически и исполнил все заповеди? Нет, это означает, что этот закон теперь обязывает его. Так же, как человек, который получает гражданство какой-либо страны, это гражданство обязывает его соблюдать законы страны, и получать наказание в соответствии с ее законами, если он их нарушит. Это называется «принимать». После этого есть уже проверка на «исполнение» законов.  Таким образом, тут Маймонид говорит о первом действии, которое называется «принятие».

И каким образом осуществляется это принятие?

Должен принять их перед тремя «хаверим»

[термин «хаверим» не вполне четкий; он может означать как «раввинов», так и «компетентных религиозных евреев», или же просто «евреев»]

Таким образом, есть некая церемония, церемония принятия заповедей. Каков же смысл этой церемонии? В соответствии с тем, что мы ранее разбирали в отрывке из трактата Бава Кама — положение человечество с древних времен такого, что оно перешло от статуса «выполняет, и это заповедано» к статусу «выполняет, но не заповедано». При этом тот, кто официальным образом принимает на себя исполнять семь заповедей, и принимает их по причинам, которые мы ниже разберем  — возвращается снова к статусу «выполняет, и это заповедано». Так, например, объясняет раби Иеhуда Айяш (один из крупнейших авторитетов из мудрецов северной Африки 17-18 вв) в своем комментарии к этому отрывку Маймонида. И он говорит, что это действие переводит человека из положение «выполняет, но не заповедано» в положение «выполняет, и это заповедано». И тогда он присоединяется к образу исполнения заповедей подобному народу Израиля. Так как от исполнения этих заповедей зависит приближение к Богу.

В п. 11 Маймонид добавляет:

Всякий, кто принимает семь заповедей и старается соблюдать их — он из «хасидей умот hа-олам», «благочестивых из  народов мира». И у него есть удел в будущем мире.

Тут мы видим, что есть различие между принятием и соблюдением.

Что означает «есть у него удел в будущем мире»? Это означает, что он присоединяется к судьбе народа Израиля, у него есть соучастие в будущем мире.

И это, с условием, что он принимает их и исполняет их потому, что заповедал их Всевышний в Торе, и сообщил нам через Моше, что Бней Ноах ранее были даны эти заповеди.

Т.е. не достаточно просто соблюдения семи заповедей, и даже принятия семи заповедей — но нужно, чтобы духовная основа для принятия семи заповедей была вера в то, что они получены в Откровении. Что они пришли из Торы Моше. Уже тут есть сложность в определении. Зачем ему обязательно верить в то, что заповеди получены от Моше? А если у него есть традиция от Ноаха, это не будет достаточно? Можно ответить, что то, что было заповедано Ноаху – было забыто. И это то, что следует из трактата Бава Кама. Поэтому верно, что до Моше – заповеди следовали из того, что Бог заповедал Ноаху, но теперь это уже не так.

Это совсем не простая вещь. В мидраше, который называется «Мишна раби Элиэзера» (один из древних мидрашей, написанных еще во времена Талмуда), прямо сказано, что для того, чтобы быть праведником народов мира, нужно получить эти заповеди от Ноаха. Мы видим, что Маймонид не приводит формулировку этого мидраша, хотя мы точно знаем, что он был с ним знаком. Он изменил текст, и требует принятие традиции «от Моше».  И это объясняется различием между учением Бней Ноах и учением Моше.

Тут необходимо разъяснение. В Торе есть «запрет есть бедренную жилу». Этот запрет был дан еще во времена праотца Якова, после борьбы, в которой он повредил эту жилу. И отсюда возник запрет есть эту жилу у скотины. В те дни не было запрета у сыновей Израиля есть мясо верблюда – но позже, при Даровании Торы, оно было запрещено. И возникает вопрос: «что происходит, если сегодня еврей съест эту жилу взятую от верблюда — он нарушит только один запрет, есть мясо верблюда, или нарушит два запрета, запрет на мясо верблюда и запрет есть бедренную жилу?». По этому вопросу есть разногласие между мудрецами и раби Иеhудой. Раби Иеhуда утверждает, что в таком случае он нарушает два запрета – он также нарушает запрет бедренной жилы, так как колена Израиля получили этот запрет до дарования Торы, когда мясо верблюда было разрешено. Мудрецы же говорят: Когда была дана Тора – закон обновился. Так что, даже если ранее был отдельны запрет на еду бедренной жилы верблюда, с дарованием Торы закон был дан заново для новой ситуации ; и то что обязывает нас – это то, что мы получили от Моше. И поскольку Тора Моше запретило мясо верблюда — то понятно, что в том числе и его бедренную жилу. И если еврей ее съест, то он нарушит только один запрет еды мяса верблюда.

И такое же же разногласие есть между рабейну Саадией гаоном и Маймонидом: Продолжают ли для сыновей Израиля действовать законы данные Бней Ноах, или все законодательство дается заново?

Маймонид продолжает:

Но, если то что он делал – делал по собственному разумению…

А именно, если он сам пришел к заключению, что эти заповеди – правильны и обязательны. Так, например, как понимали это греческие философы, и излагали в своих книгах, таких как Никомахова этика Аристотеля и т.д.

Этот человек не считается гер тошав,и не из «благочестивых из народов мира»..

А кем же он считается? Тут есть вопрос в том, какая редакция книги Маймонида правильна. В печатном издании Маймонида написано: «и не из их мудрецов«. И очень трудно согласиться с таким прочтением, так как мы не определили еще кто такой мудрец, чтобы сейчас заключить, что такой человек не является мудрецом.  Тогда как кто такой «благочестивый из народов мира» Маймонид определил. Поэтому по видимому следует принять версию уточненную по выверенным рукописям Маймонида, где он пишет:

Такой человек не из «благочестивых из народов мира» — но из их мудрецов.

[в ивритском варианте этого текста слова «и не» и «но» — отличаются только на одну букву, поэтому это могла быть ошибка переписчика.]

Таким образом, у нас есть два варианта соблюдения заповедей Бней Ноах: или в качестве благочестивого (т.е. хасида), или в качестве мудреца. Благочестивый это тот принял традицию откровения от народа Израиля, от Ноаха или от Моше, принял Божественный характер этих заповедей. А тот, кто исполняет их по интеллектуальными или нравственным причинам — называется мудрецом.

Спрашивается, а что с будущим миром? Если ли у такого  мудреца есть удел в будущем мире — то Маймонид должен был бы добавить: «и у него есть доля в будущем мире». А если у него нет удела в будущем мире — то Маймонид должен был написать, что у него нет доли в будущем мире. Вопрос: почему же Маймонид не разъяснил этот аспект? И у комментаторов Маймонида  есть разногласия по этому вопросу.

Мы же следуем в этом вопросе в соответствии с мнением рава Кука, который написал (в «Игрот Реайа» ч.I, стр. 100), что о мудреце, про которого Маймонид не уточнил, есть ли у него доля в будущем мире — это потому, что духовная судьба такого человека не может быть определена в соответствии с понятием «Будущий Мир», поскольку это понятие относится к религиозной традиции. Но есть другой тип связи, у каждой философии в соответствии с ее подходом. В одной философии это называется «нирвана», в другой «вечность души», или «сансара». Каждая философия определяет это понятие по своему; и именно поэтому Тора не говорит об этом.

И это интересно, так как в том мидраше, о котором мы говорили выше, Мишна раби Элиэзера — написано, что тот кто выполняет семь заповедей по собственному разумению получает награду только в этом мире. Таким образом, Маймонид видел этот источник, но не привел этого мнения. И видимо он полагал, что Тора не устанавливает тут определенного закона.  Но, как говорит рав Кук, весьма возможно, что следует заключить, что мудрец более достоин чем благочестивый — так как мудрец достигает истины своим разумом, тогда как благочестивый просто верен некоей традиции. Он сам не проверяет ничего. А мудрость это более возвышенная часть человека.

Если рав Кук прав, то возникает вопрос, почему же Маймонид постановил, что этот мудрец не получает статус «гер тошав«, и в соответствии с тем, что написано далее – мы не должны предоставить ему возможность жить в Земле Израиля? Почему бы нам не предоставить мудрецу эту возможность жить в Земле Израиля, ведь он соблюдает семь заповедей? По-видимому, Маймонид понимает, что в рамках еврейского государства мы предпочитаем людей, которые принимают авторитет нашей Торы и моральны вследствие этого, а не просто моральных философов. Но это вопрос со стороны государственной пользы еврейского государства, а не со стороны статуса человека пред Всевышним.

Таким образом мы разобрали различием между мудрецом и благочестивым. И возникает вопрос, должен ли этот мудрец также и верить в Бога? И если он будет атеистом, будем ли мы считать его мудрецом народов мира? По этому вопросу есть разногласия. Некоторые считают, что атеист нарушает запрет «богохульства». То есть, говорить, что Бога нет – это богохульство. Но можно высказать и противоположную точку зрения. В Талмуде, в трактате Мегила, говорится, что: «Всякий отрицающий идолопоклонство называется евреем». То есть, человек не готов признавать Бога, но он готов отрицать идолопоклонство. И это то, что делает настоящий атеист. Так например, философ Жан Пол Сартр определял себя как атеиста, и с другой стороны, считал что избавление мира будет через народ Израиля и его веру в Бога (Сартр сказал это за три недели до своей смерти в интервью своему еврейскому ученику Бени Леви).

Возможно в этом есть некоторое повторение слов Наамана арамейского военачальника, который сказал пророку Элише: «вот, узнал я, что нет Бога на всей земле, а только у Израиля» (Царей II, 5:15). Т.е. атеизм, это не теология, а переживание. Есть человек, у которого «нет бога» — и это означает, что у него нет никаких идолов. Если же ты спросишь, подразумевает ли это он всерьез, то он ответит – «нет, ну евреи они знают о чем речь. Но у нас лучше быть вообще без богов». И интересно, что закон гласит, что первая заповедь из семи заповедей Бней Ноах, это запрет идолопоклонства, а не обязанность верить в Бога. В отличие от того, как это в нашем своде заповедей. Так что, у нас есть очень широкие возможности для приближения к Богу народов мира, даже для тех, кто определяет себя, возможно ошибочно, как атеисты. И это то, что касается различий между благочестивыми и мудрецами.

А по закону, когда мы решаем, каков статус человека — то мы должны спросить его, принял ли он на себя семь заповедей Бней Ноах, или нет. И его статус устанавливается в соответствии с его официальным принятием заповедей. И для этого нам нужна церемония, которую мы называем «принятие». И в Брит Олам принято это делать перед Бейт Дином (еврейским судом из трех).

Могут ли БН соблюдать еврейские заповеди?

1.     Постановка проблемы

Продолжаем разбирать законы, связанные с Бней Ноах. Сегодня я хочу заняться одной из центральных тем, по которой есть разногласия у тех, кто занимается вопросами Бней Ноах.

И это вопрос соблюдения ноахидами тех заповеди, которые сверх Семи заповедей Бней Ноах.

Есть Семь заповедей, описанных в Гемаре: запреты идолопоклонства, богохульства, убийства,  прелюбодеяния, воровства и употребления в пищу плоти, отрезанной от живого животного и обязанность создать справедливый суд. Но что с остальными заповедями? Ведь почти все эти 7 заповедей — это заповеди «не делай», кроме одной положительной заповеди о суде, но и ее суть это судить за нарушения шести остальных заповедей.

И это очень странно, что мы ждем от людей только того, чтобы они не совершали негативных поступков: «Не убей, не укради» и т.д. Но человек хочет знать также, какие  действия, какое поведение обогатит его духовный мир, укрепит его связь со Всевышним. В иудаизме есть 613 заповедей, из которых 248 положительные. Могут ли представители других народов выполнять заповеди, данные еврейскому народу — чтобы приблизиться к Всевышнему, получить награду и т.д.?

2.     Маймонид — комментарий на мишну Трума

Прежде всего, начнем с Рамбама, с его комментария на Мишну в трактате «Трумот». (Трума это часть урожая, отдаваемая священникам-коhенам). Там есть вопрос о труме которую дает нееврей — каков ее закон? Мишна говорит:

Трума принесенная неевреем и самаритянином, считается трумой, и их десятина считается десятиной, и то, что они посвятили Храму, считается посвященным.

Как понять этот факт, что нееврей приносит труму и она считается трумой? Ведь это не входит в семь заповедей Бней Ноах! Рамбам в своем комментарии говорит:

Несмотря на то, что неевреи не обязаны соблюдать эти заповеди, если они что-то соблюдают, получают некоторую награду. А если получают за это  награду — то их действие действительно!

Это значит, что их трума действительна. В Мишне Тора Рамбам приводит определенные ограничения, но главная идея понятна.

3.     Маймонид — запрет в МТ

Теперь я бы хотел изучить с вами два пункта из десятой главы «Законов Царей», которые на первый взгляд противоречат один другому.

10.9. Нееврей, изучающий Тору, заслуживает смерти, он может заниматься лишь тем, что относится к семи заповедям. И нееврей, соблюдающий Субботу даже в будний день, если сделал его для себя подобным Субботе — заслуживает смерти, тем более, если сделал себе праздник, подобный праздникам, заповеданным Торой.
Общее правило таково: не дают им придумывать для себя Законы и брать себе дополнительные заповеди по своему усмотрению. Но пусть или становятся праведными герами и принимают на себя все заповеди, либо удовлетворятся своими законами и не прибавляют к ним и не убавляют от них. А того, кто изучал Тору или соблюдал Субботу или устанавливает новую заповедь — подвергают телесному наказанию, и наказывают другими способами, и сообщают ему, что за это он заслуживает смерти, но не казнят.

Это очень категоричная Галаха. Однако надо точно выяснить, что запрещено делать этому нееврею. Здесь есть явный запрет изучать Тору, за исключением того, что относится к семи заповедям. Также есть запрет за соблюдение Субботы и праздников. Потом он добавляет еще: «или устанавливает новую заповедь» — т.е. тут имеется в виду любая религиозная заповедь. И также он пишет, что его побивают палками и наказывают. И не только это, но сказано «не прибавляют к ним и не убавляют от них». Т.е. запрещено ему добавлять любые заповеди. Не только  Субботу, но и все остальные заповеди.

А как же, в соответствии с вышесказанным, если он хочет дать пожертвование или исполнить заповедь почитания родителей? Это мы тоже должны ему запретить? Но ведь Талмуд в трактате «Кидушин» (в истории про нееврея Дама бен Нетина из Ашкелона) приводит его почитание отца в пример евреям, как исполнение заповеди на высоком уровне. Как же это понимать? Если Бней Ноах нельзя брать на себя никаких дополнительных заповедей – то получается, что если он захочет почитать своего отца или дать  пожертвование, то это тоже запрещено? Но ведь известно, что многие неевреи делали хорошие вещи — и что же, мы запрещаем им это делать?

4.     Уточнение: Запрет – только на «заповеди по своему усмотрению»

Есть разные комментарии, которые увязывают эти вопросы, и мы разберем некоторые из них.

Прежде всего, надо подчеркнуть, что тут Рамбам говорит, что неевреям запрещено «добавлять заповеди на свое усмотрение» — и из этого можно сделать вывод, что согласно  Рамбаму, если те же самые неевреи могут добавлять заповеди по нашему усмотрению, а не по своему – т.е. если они придут к нам, чтобы узнать, как им себя вести, что им желательно делать и т.д — то мы их научим.

Но, тем не менее, явным образом этот параграф  сформулирован в виде запрета.

5.     Маймонид — разрешение в МТ

Однако когда мы переходим к следующему, десятому пункту той же самой книги Рамбама — мы видим, что он диаметрально противоположен и противоречит предыдущему пункту! А именно, Рамбам пишет:

10.10. Если Сын Ноаха хочет выполнить какую-либо из остальных заповедей Торы, чтобы получить за это награду Свыше — то не препятствуют ему выполнить ее по всем правилам.

Это означает, что он может выполнять любую заповедь, которую захочет! И это противоречит сказанному в 9-м пункте!

Есть разные комментарии по вопросу о том, что означает «какую-либо из остальных заповедей Торы». Одни полагают, что Рамбам имеет в виду, что речь идет обо всех заповедях, кроме Субботы, Торы и праздников, поскольку они упомянуты в предыдущей галахе. Например, так писал Меири[1] в комментарии к Трактату Сангедрин. Но когда мы анализировали предыдущий текст, то увидели, что имеются ввиду все заповеди Торы. Поэтому трудно принять такое мнение.

6.     Хатам Софер – различение понятий «гой» и «БН»

Другое понимание Рамбама представляет Хатам Софер[2], который он дает в комментарии к трактату Хулин (33-а).

Он говорит, что надо обратить внимание на то, к кому относится каждый из пунктов. В 9-м пункте написано «Гой» (нееврей), а в 10-м пункте написано «Бен Ноах». И разница тут понятна, «Гой» – это человек из народов мира, который еще не принял на себя семь заповедей Бней Ноах. Галаха говорит ему: «Ты хочешь выполнять заповедь лулава, несмотря на то что не принял на себя заповедь «не убивать»?? Как ты собираешься выполнять заповедь лулава — ведь сказано в книге Притч (15:8): » Жертва нечестивых – мерзость пред Господом». Ты хочешь молиться Богу, давать пожертвования? При том, что ты до сих пор не принял на себя заповедь отказа от запрещенных связей и другие нормы морали??»

Поэтому мы говорим такому человеку: «Нет, выполняй семь заповедей – и ничего больше. Тебе нельзя осуществлять заповеди сверх этого».

В отличие от этого, в 10-м пункте говорится о человеке, который уже принял на себя семь заповедей. И поэтому мы говорим ему: «Ты можешь к этому добавить». Поэтому не только сказано:

Если Сын Ноаха хочет выполнить какую-либо из остальных заповедей Торы, чтобы получить за это награду Свыше, то не препятствуют ему выполнить ее по всем правилам.

Но далее добавлено:

И если он принес жертву всесожжения, принимают его жертву. Пожертвовал на бедных – принимают его пожертвование, и я считаю, что отдают это пожертвование беднякам-евреям.

Отметим что обычно, если нееврей делает пожертвование — то нельзя давать это нуждающимся-евреям, его отдают нуждающимся-неевреям, чтобы евреи не зависели материально от пожертвований других народов. Но здесь Рамбам говорит, что это пожертвование можно отдавать нуждающимся-евреям, так как Бен Ноах экономически связан с евреями, и евреи обязаны оказывать ему поддержку.

Где мы видим, что есть заповедь поддерживать того, кто не является евреем? Имеется в виду «Гер Тошав». И мы видим, Рамбам отождествляет понятия Бен Ноах и гер тошав.

С другой стороны, мы видим, что Рамбам последовательно различает понятия «Бен Ноах» и «Гой» (нееврей) — и в отношении пожертвований Галаха будет иной, а именно:

Но если пожертвование на бедных дал гой (нееврей), принимают пожертвование и отдают его беднякам-неевреям.

Ясно, что, согласно Рамбаму, «тот, кто может соблюдать больше заповедей» – это имеется в виду Бен Ноах,  и по мнению Хатам Софера это включает в себя соблюдение Субботы и изучение Торы – т.е. не так, как в тех комментариях, где говорится, что нельзя соблюдать Субботу. Хатам Софер четко и ясно говорит об этом в трактате Хулин, 33-а.

Хочу отметить, что этот комментарий Хатам Софера приведен также одним из хабадских раввинов в сборнике источников на тему Бней Ноах, который называется «Ве-каркар коль бней Шет» («И разгромит всех сынов Шета», цитата из пророчества Билама, Числа 24:17). Не все в Хабаде придерживаются этой точки зрения, но ее высказывает один из хабадских раввинов.

7.     Неевреи и изучение Торы

Таким образом, по Хатам Соферу получается, что мнение Рамбама, что Бен Ноах может соблюдать Субботу, и также может учить Тору.

Однако не противоречит ли это мнение другим источникам? Один из них – трактат Санhедрин, где Гемара говорит:

Сказал рабби Иоханан: нееврей, который занимался Торой, заслуживает смерти.

И сразу же в Талмуде задается вопрос:

Но ведь раби Меир говорил, что «нееврей, который учит Тору, подобен первосвященнику!»

На это Талмуд отвечает:

Когда раби Меир говорил об этом, то имел в виду их семь заповедей

И тут можно было бы сделать вывод, что речь идет только о заповедях, которые он может выполнять, и не более того.

Однако даже согласно этому «сокращающему» подходу надо отметить, что по мнению Шилтей hа-гиборим[3] и Виленского Гаона, что на Письменную Тору этот запрет в принципе не распространяется —  Письменная Тора как раз предназначена для чтения народами мира и они получают от нее вдохновение и направление, а запрещено им учить только Устную Тору.

Итог:

  • По всем мнениям для БН разрешено изучать то, что касается семи заповедей, – и в это входит общий дух закона и вся Письменная Тора,
  • По вопросу о том, можно ли изучать сверх того – есть разные мнения. По Хатам Соферу всё это разрешено, по мнению других может быть запрещено (см. ниже).

8.     «Освятится Святое Святых»

С этим следует связать то, что Рамбам пишет в Законах Шмиты и Йовеля (глава 13, п. 13):

И не только колено Левитов — но каждый человек в мире, который по стремлению своего духа и по своей мудрости захочет выйти и предстать перед Богом и служить и познавать Бога и будет поступать по справедливости, так, как его создал Всевышний и отбросит все расчеты, которыми занимаются люди — он «освятится Святое Святых».

Слова «каждый человек в мире» очевидно имеют в виду любой человек и еврей, и нееврей. Причем слова «служить и познавать Бога» очевидно означают соблюдение заповедей и изучение Торы.

Откуда Рамбам взял выражение «освятится Святое Святых»? Это цитата из Книги Хроник I (23:13) «И отделен был Аарон освятить его Святая Святых». Таким образом, это заключение Рамбама из слов рабби Меира, который говорил, что «нееврей, изучающий Тору, подобен Первосвященнику».

И будет Бог его долей и наследием навечно. И обеспечит его в этом мире достатком, как обеспечил священников и левитов.

Имеется в виду достойный человек из народов мира, который занимается Торой и заповедями и т.д.

9.     Подход Тосафот

Отметим, что это противоречит подходу комментарию Тосфот к трактату Иевамот, лист 48б, начинающийся со слов «гер тошав» — который однозначно считает,  что для гер тошав запрещено соблюдать Субботу и изучать Тору. Также и в трактате Хагига лист 13-а, что когда говорится о запрете обучать Торе нееврея, нужно понимать что идет речь также и о гер тошав.

Но Рамбам не согласен с мнением Тосфот. И мы в Центре ноахидского движения «Брит Олам» опираемся на мнение Рамбама так, как его понимает Хатам Софер.

10.  «Гер Тошав» и «Бен Ноах»

Отметим вопро, который задают: почему Рамбам не сказал «гер тошав», а сказал «Бен Ноах»? Казалось бы, если есть различие между тем, кто принял на себя семь заповедей и тем, кто не принял — то Рамбам должен был написать «гер тошав»?

Думаю, причина этого в позиции Рамбама относительно Гер тошав, и он говорит:

«Принимают гер тошав только тогда, когда действует Йовель (пятидесятый год)».

Обязательство перед гер тошав существуют только когда реализуется Йовель. Но праведный нееврей не виноват в том, что у нас сейчас не соблюдается Йовель и он не может стать Гер тошав. Поэтому он становится Бен Ноах, а когда мы начнем соблюдать Йовель, тогда он будет называться гер тошав.

То, что мы в наши дни не принимаем гер тошав,  означает, что мы не проявляем инициативу, не принимаем на себя автоматически никаких обязательств которые есть в Торе относительно неевреев живущих в Стране Израиля. Но если в наше время нееврей принял перед Бейт-Дином обязательство соблюдать семь заповедей — то нет никаких ограничений для бейт дина принять его декларацию. И на него будет распространятся законы гер тошав, но не статус гер тошав. И он называется Бен Ноах.

Возможно, это зависит также от того, живет в Стране Израиля или вне нее. Есть комментаторы, которые писали на эту тему. Например, рав Йеhуда Гершуни в комментарии к Рамбаму в Законах Царей замечает, что, возможно, запрет «шитуф» (т.е. присоединения чего-то к идее Божественного) для Бней Ноах зависит от того, где jy живет – в Израиле или вне его. (Хотя, по моему мнению, закон не соответствует этой идее).

У Ритва[4] есть особый подход. Он пишет в комментариях к Трактату «Макот», даф 9-а, что есть разница между гер тошав и Бен Ноах. Гер тошав это тот, кто принял на себя соблюдение семи заповедей перед бейт дином, а Бен Ноах не принял их бейт дином, но их выполняет.

Если мы применим слова Ритвы к подходу Рамбама, то получается, что Бен Ноаху можно выполнять дополнительные заповеди, даже если он не принял заповеди перед Бейт Дином — главное, что мы знаем, что он выполняет эти  семь заповедей. Но мы в «Брит Олам» устрожаем и считаем, что нужно, чтобы человек принял на себя обязательство исполнять семь заповедей перед Бейт Дином – и это для того, чтобы считаться Бен Ноах, в том смысле, чтобы разрешить ему выполнять дополнительные заповеди.

11. Главный Раввинат признал статус Гер Тошав

Я также хочу отметить, что несмотря на то, что в соответствии с мнением Рамбама, статус Гер Тошав не существует в наше время, — Главный раввинат Израиля решил, что можно установить этот статус, с тем чтобы продавать землю такому Бен Ноаху на год шмиты (седьмой год), чтобы не нарушать запрет отдавать Землю Израиля враждебным народам.

А именно, перед началом предыдущей шмиты Главный раввин Израиля Давид Лау пригласил одного из Бней Ноах, который связан с Брит Олам и дал ему статус гер тошав. Он был официально провозглашен гер тошав, чтобы можно было продать ему на один год землю  Израиля, не нарушая запрета.

Это освещалось в прессе, и я лично присутствовал при этом событии. Вокруг этого было много споров и возражений. Однако рав Лау и его Бейт-Дин определенно провозгласили: «Мы объявляем вас гер тошав».

12. Ограничения Радбаза на «дополнительные заповеди»

В заключение я хочу отметить, что в соответствии с тем, что пишет Радбаз[5] — есть некоторое ограничение к тому, какие дополнительные заповеди может брать Бен Ноах.

Радбаз утверждает некую вещь о которой не говорил Рамбам, но которая вполне возможно имеет важность. Он говорит: «И при всем этом в заповедях, связанных со святостью и ритуальной чистотой  — таких как Сефер Тора, тфилин и мезуза — я склоняюсь к тому,  что следует устрожать и не разрешать им это делать».

По-видимому, тут имеется в виду, что Бен Ноаху нельзя их писать. Но можно также предположить, что нельзя накладывать тфилин.

Есть отрывок в Талмуде (Авода Зара 3-а), в котором говорится, что в будущем народы мира начнут накладывать тфилин на голову и говорить «Мы тоже Израиль». Это рассматривается отрицательно, и Талмуд продолжает и говорит, что во время войны Гога и Магога они прекратят эту практику.

Поэтому мы советуем тому, кто хочет взять на себя дополнительные заповеди, после того, как принял на себя декларацию перед бейт Дин, — все же воздержаться от наложения тфилин.

Однако в отношении остальных заповедей мы будем рады помочь ноахидам осуществлять их.

[1] Менахем Меири, 1249-1315, Перпиньян, Франция. Выдающийся комментатор Талмуда.

[2] Рав Моше Софер (Известен как Хатам Софер, «подпись писца», по названию его книги «Хидушей Торат Моше», сокращенно – ХаТаМ) 1762, Франкфурт-на-Майне – 1839, Прессбург, ныне Братислава) – , лидер венгерского еврейства, крупный раввин и галахический авторитет.

[3] Рав Иеhошуа Боаз из семьи Барух. 1518 (ориентировочно)-1555, Италия.  Один из известнейших галахических авторитетов 16 века. Самый известный его труд – «Шилтей hа-Гиборим» («Щиты героев»).

[4] Рабейну Йом Тов бен Авраам Асивили (из Севилии) 1250-1330. Один из крупнейших испанских раввинов, ученик Рабмана.

[5] Раби Давин бен Шломо ибн Эвен Зимра, 1479-1573.  Руководитель египетского еврейства, автор респонсов. Один из учителей Аризаля.

Камни Страны Израиля оживляют еврейский народ

Пинхас Полонский

Комментарий к Торе — к разделу (1-12) «Вайехи», Бытие гл. 50

1.     Связь с Хевроном изменила Иосифа

(4) А когда прошли дни плача по Яакову, сказал Йосеф придворным Фараона, говоря: если я приобрел благоволение в очах ваших, то скажите в уши Фараона следующее:

(5) Отец мой заклял меня, сказав: вот, я умираю; в могиле моей, которую я выкопал себе в земле Ханаанской, там похорони меня. А теперь я взойду и похороню отца моего, и вернусь.

Раздел «Вайехи» завершает книгу Бытия, и в нем показана трансформация Иосифа из человека, который хотел переустроить Египет — в того кто понимает, что не имеет смысла пытаться построить избранный народ на базе Египта. Еврейский народ должен связывать свои надежды именно со Страной Израиля и реализовывать еврейскую жизнь там.

Раздел начинается с того, что Яаков и его семья довольно хорошо живут в Египте, их материальное и психологическое состояние очень неплохое, Иосиф их кормит. И тут выясняется, что когда Яаков перед смертью призывает Иосифа и просит похоронить его в Хевроне в пещере Махпела — то эта просьба очень сложна для Иосифа. Он теперь уже не премьер-министр Египта и не может просто так этим распоряжаться, и более того, он вынужден обратиться к другим сановникам фараона за помощью. И эта необходимость обращения за помощью, даже в таком совершенно мелком семейном деле — показывает Иосифу, что все его надежды на переустройство Египта были тщетны.

В конце концов, Иосиф получает разрешение на похороны Якова в Ханаане, но эта история очень меняет его, и поэтому впоследствии, перед смертью, Иосиф просит братьев взять с собой его кости, когда Всевышний будет выводить их из Египта; и далее книга Исход рассказывает нам, что это так и произошло.

Связь с Хевроном и пещерой Махпилой оказалась важнейшей вещью, которая изменила Иосифа, направила его способности в материальном переустройстве мира на поддержку еврейского народа в своей стране, а не на чужих для него египтян.

2.     Связь с Хевроном – основа возрождения Израиля

Это учит нас важной вещи в наше время: связь с Хевроном совершенно необходима для Израиля, для реализации еврейским государством своего потенциала.

Иногда некоторые люди говорят: «Зачем вам нужен Хеврон с его древними камнями? Нам нужна современная жизнь – а древние камни нас не интересуют». Но на самом деле, чтобы правильно построить современную жизнь — совершенно необходима связь с древними камнями. Если евреи отказываются от Хеврона, то в глазах всех окружающих народов это явный признак того, что сегодняшние евреи не имеют отношения к древним евреям. И что Израиль это просто завоеватели, которых нужно выгнать — потому что отношение к могилам Праотцев показывает, кто ты сегодня и кем ты являешься на самом деле.

Так что если Израиль хочет, чтобы окружающие народы признали наше право на жизнь здесь, мы должны обязательно требовать себе Хеврон и вообще всю Иудею и Самарию. Отказ от территорий вовсе не приближает нас к миру, наоборот, он показывает окружающим, что мы здесь чужеродные.

Чем больше мы настаиваем, что эта земля наша, и мы не собираемся ничего отдавать — тем больше окружающие народы будут уважать нашу позицию, и именно это принесет мир.

——✶——

Данная статья является отрывком из  комментария к Торе «Библейская динамика», http://ejwiki-books.com/pvd.html  (1-9 части: Книги Бытие, Исход и Числа)

 

 

Проблемы Иосифа

Пинхас Полонский

Комментарий к Торе — к разделу (1-10) Микец, Бытие гл. 41

1. Иосиф и Йеhуда в противофазе

Раздел Микец начинается с выхода Иосифа из тюрьмы и его возвышения, а заканчивается на вершине его подъема, встрече с братьями и их раскаянии. Но с момента, когда Йеhуда начинает защищать Биньямина, − Иосиф спускается, и это будет темой следующего недельного раздела, Вайигаш.

В течение всей еврейской истории, Иосиф и Йеhуда обычно находятся в противофазе. Но, в сущности, это не обязательно должно быть так. Напротив, мессианский процесс характеризуется усилением обеих сил – как Иосифа, так и Йеhуды. Однако для достижения совместного продвижения они должны научиться созидательно взаимодействовать, что является одной из главных задач правильной организации еврейской жизни.

2. Спасение через сановника Фараона (41:1-16)

(41:1) И было, по истечении двух лет Фараону снилось: вот, он стоит у реки…

(9) И стал говорить начальник виночерпиев Фараона, сказав: грехи мои вспоминаю я сегодня.

(12) [в тюрьме] был с нами молодой еврей, раб начальника телохранителей. и он истолковал нам сны, и так сбылось.

(14) И послал Фараон, и позвал Йосефа.

Обращение Иосифа к начальнику виночерпиев, с просьбой вытащить его из тюрьмы, зачастую толкуют отрицательно: якобы «за то, что Иосиф понадеялся на сановника Фараона, он пробыл еще дополнительных два года в тюрьме». Однако прямой текст Торы не дает никаких оснований для подобной интерпретации – наоборот, Иосиф в конце концов вышел из тюрьмы именно через слова начальника виночерпиев. Конечно, он вспомнил о Иосифе только когда это ему самому было нужно – но совсем не исключено что слова «грехи мои вспоминаю я сегодня» относятся именно к тому что виночерпию совестно что он с самого начала не говорил за Иосифа (а иначе что добавляют нам эти слова к тексту Торы?)

Таким образом, идея «неправильно обращаться к нееврейским сановникам за помощью» никак нельзя назвать «рекомендацией Торы», скорее наоборот. Другое дело что не стоит полагаться на этих сановников – то разумеется обращение к ним никак неправильным не является.

Текущие выводы из этого, как мне кажется, относятся к действиям Израиля на международной арене.

3. Стабильность Египта и возмущающее влияние снов

Почему египетские волхвы не могут разгадать сон Фараона? Ведь Иосиф дает, казалось бы, совершенно очевидное толкование – сначала еда (коровы, колосья) есть, а потом ее нет. Выше мы уже упоминали причину этого: с точки зрения египтян, изменения в жизни Египта невозможны. Нил ежегодно разливается, обеспечивая страну едой – это закон природы, и поэтому в Египте голода никогда не было и быть не может.

В Торе мы читаем, что во времена голода в Ханаане в дни Авраама (12:10) и Ицхака (26:1) – в Египте всегда есть еда.

В представлениях волхвов, весь Египет базируется на стабильности, постоянстве, абсолютности Нила: эта Река будет вечно орошать страну и давать пропитание.

Стабильность – это оборотная сторона застоя, но Египет не мыслит себя без нее. Еврейская традиция называет Египет «страной рабов», потому что все в ней рабы, даже Фараон – раб при Реке. Поэтому египтянам и не свойственны пророческие сны: ведь сон – это мечта, новизна, идеал, желание достичь чего-то невозможного, вырваться за пределы естественного хода вещей. Сны, мечтания – это некая свобода поиска, возможность дальнейших вариантов, и приносит их в Египет (и постепенно заражает ими сановников и Фараона) – именно неугомонный еврей Иосиф. Эти сны говорят об изменениях и призывают к действиям.

Нил, с его постоянством, является государствообразующим фактором египетской цивилизации, он − превыше всего. Во сне Фараон видит, как он «стоит над Рекой» (стих 1), но, пересказывая свой сон Иосифу, он не может заставить себя произнести эти слова, «над Рекой», и говорит, что он «стоит на берегу Реки» (41:17.) Фараон не может представить себе человека над природой, он порабощен ею, как и вся египетская цивилизация. Если же во сне Фараон видит себя стоящим над Рекой − это означает, что Река не абсолютна, что ее статус поколеблен. Фараон боится сам себе в этом признаться, поэтому при пересказе изменяет то, что ему приснилось.

4. Почему Иосиф не сообщил о себе отцу?

И все-таки, если не от обиды, то почему Иосиф не сообщает о себе отцу? Пусть он не мог сделать это на первых порах, когда был рабом или сидел в тюрьме – но ведь потом он управлял Египтом семь сытых лет. Почему же за все это время Иосиф не удосужился послать отцу весточку о том, что жив?

Есть два объяснения такого поведения Иосифа. Первое (его приводит Нахманид) утверждает, что Иосиф все время помнил про свои сны и понимал, что его возвышение не может быть случайным. Поэтому он был уверен, что сны непременно реализуются, братья обязательно придут, и заранее им ничего не надо сообщать – а когда они придут сами, тогда и надо будет заняться их перевоспитанием. И действительно, как мы увидим впоследствии, если бы Иосиф сообщил семье, что жив – он не смог бы позже воздействовать на братьев. Нахманид считает, что Иосиф хотел раскаяния и исправления братьев и их последующего участия в переустройстве Египта, а для этого он не должен был раскрываться раньше времени.

В соответствии с другим объяснением, Иосиф не хотел сообщать о себе отцу потому, что действительно намеревался разорвать связь с семьей. Он считал отца причастным к поступку братьев. Действительно, сам он был тогда наивным 17-летним юношей – но разве отец не понимал, что нельзя посылать его к братьям? А может быть, отец даже был в сговоре с ними? Согласно этому мнению, Иосиф вовсе не намеревался перевоспитывать братьев, он только хотел оторвать от них Биньямина, опасаясь, что те захотят погубить и его. Такой подход предполагает, что Иосиф забыл свои сны и совершенно не ждал братьев, а  вспомнил обо всем только когда они пришли в Египет. В таком случае, встреча с братьями способствовала не только их исправлению, но и исправлению самого Иосифа.

Эти два подхода не обязательно должны быть взаимоисключающими. Вполне возможно, что второй мотив был установкой Иосифа на уровне сознания, а первый – присутствовал подсознательно.

——✶——

Данная статья является отрывком из комментария к Торе «Библейская динамика», http://ejwiki-books.com/pvd.html (1-9 части: Книги Бытие, Исход и Числа)

Израиль, борющийся с Богом

Пинхас Полонский

Комментарий к Торе — к разделу Вайишлах, Бытие гл.32

1. Изменении имени Яакова на Израиль

(28) И сказал тот ему: «Как имя твое?» И он сказал: «Яаков».

(29) И сказал: «Не Яаков отныне имя тебе будет, а Израиль, ибо ты боролся с Богом и с людьми, и победил».

Израиль: Имя Исраэль имеет двойственную этимологию: это и Яшар-Эль, «прямой к Богу», и Сар-Эль, «борющийся с ангелом/Богом».

Ибо ты боролся с Богом: Выражение сарита им-Элоhим может быть понято и как «боролся с ангелом», и как «боролся с Богом».

Борьба Яакова шла по многим направлениям, ему все время приходилось преодолевать давление со стороны окружающих. Он боролся с людьми, Эсавом и Лаваном, и с ангелом Эсава (преодолевая свою боязнь перед ним), и также «боролся с Богом» — т.е. преодолевал категорию Элоhим, суда, предопределенности. Величие Яакова-Израиля как Богоборца в том, что он не принимает «судьбу», которая исходно выделена ему Свыше, — но, забирая себе предназначенное Эсаву, обретает еще более высокую миссию.

Чтобы понять слова «бороться с Богом» и смысл Израиля как «народа-богоборца», нужно напомнить, что имена hа-Шем (Четырехбуквенное Имя, Тетраграмматон) и Элоhим имеют в иврите совершенно разный смысл. Эти имена переводят обычно словами «Господь» и «Бог». Но значение таких слов в русском языке практически идентично, поэтому многие тексты Торы — например, знаменитое «Шма, Исраэль» — теряют в переводе существенную часть своего смысла.

hа-Шем, «Господь» — это сущностное проявление Бога, Личностный Бог, стоящий над природой, а Элоhим, «Бог» — это проявление Бога в виде мировой гармонии, души Природы, и это та «завеса», которая скрывает Его от мира. Поэтому «бороться с Богом (Элоhим)» означает увидеть Божественное за маской Природы, увидеть hа-Шем за маской Элоhим, противостоять естественному ходу вещей, добиться прямого диалога с уровнем hа-Шем и преодолеть даже то, что, казалось бы, установлено Свыше.

Еврейский народ всю свою историю борется с природой, скрывающей Трансцендентную Личностную Божественность. С точки зрения природы и естественности евреи, как другие современные им народы, должны были давно исчезнуть. Но «народ-Богоборец» отказывается примириться с естественным ходом истории — и потому жив вечно.

2. Различие между характерами и статусом Израиля и Яакова

Яаков вынужден хитрить не только из-за сложных внешних обстоятельств. У него есть определенные комплексы по отношению к Эсаву, и он еще не чувствует, что получил благословение заслуженно. И у нас, его потомков, тоже есть определенное свойство «изворотливости», особенно проявляющееся у евреев в диаспоре. Конечно, для выживания в изгнании это умение необходимо, тем не менее, у народов мира это еврейское качество вызывает существенную неприязнь.

Израиль же обладает совершенно иным характером. Живущий в своей стране с ощущением права на нее, прямой, действующий порой даже грубо, — в глазах народов мира он представляется гораздо более естественным и правильным. И отношение мира к Израилю гораздо более почтительное, чем к Яакову.

С другой стороны, с Израилем связана новая проблема: Яаков привык, что Эсав ведет себя воинственно, — а когда Израиль воюет и вообще ведет себя в чем-то «по-эсавовски», то Эсав шокирован, поскольку от евреев он этого совершенно не ожидает. Европейские народы соглашаются терпеть Яакова в его приниженном статусе, но когда неожиданно евреи получают статус Израиля и выбиваются из привычной системы иерархии, то это вызывает у народов Эсава возмущение.

И все же Эсав может воспринять духовность только от Израиля, а не от Яакова, — поэтому еврейское (библейское) влияние на мир из Страны Израиля несравненно значительнее, чем из диаспоры.

3. Яаков и Израиль как две линии в еврейском народе

Итак, у нашего третьего праотца имеются два имени, Яаков и Израиль. Имя Яаков происходит от корня экев, который означает не только «пятку», и «следование за кем-то», но и качество «быть непрямым», «кривым», «обходным» (27:36). Имя же Исраэль произведено от корня яшар «быть прямым». Таким образом, эти имена противоположны по своему значению.

Два этих аспекта — «прямое» и «обходное» — мы видим также в истории Сотворения мира. Первая глава Книги Бытия описывает нам контакт Бога с человеком через природу: связь с Богом проявляется для человека через его власть над природой, материей. Всевышний предстает как Бог природы и называется Элоhим. Во второй же главе Книги Бытия используется Тетраграмматон, hа-Шем, т.к. в этой главе Всевышний раскрывается Адаму «в обход природы», как Бог Завета. Завет — это связь Бога с человеком, противостоящая естественному ходу вещей. Этим двум Адамам, один из которых связан с Богом через природу, а второй напрямую, без посредства природы, соответствуют имена Яаков и Израиль. Яаков соответствует Адаму Первого рассказа о сотворении, Адаму «косвенной» (через Природу) связи с Богом; а Израиль соответствует Адаму Второго рассказа, Адаму прямой связи. Соответственно, жена Яакова — это Рахель, которая обладает красотой, ведь красота — это один из аспектов власти над материей. Их сын Иосиф также «красивый» (39:6), он управляет материей и поэтому способен переустроить Египет. А жена Израиля — это Лея с ее «слабыми глазами», равнодушными к материальному миру, ибо при прямой связи с Богом этот мир не столь интересен; ее главный сын, Йеhуда, способен преодолеть природу, подняться над ней (подробнее мы рассмотрим этот аспект ниже). Иными словами, в двух женах нашего праотца отразилась его раздвоенность: Яаков был женат на Рахели, а Израиль — на Лее. Пока он был лишь Яаковом, он любил Рахель, а не Лею. Однако вскоре после изменения его имени Рахель умирает, и единственной женой Израиля остается Лея.

Лея исходно предназначалась Эсаву, и лишь вобрав в себя качества Эсава, став Израилем, Яаков смог понять ее. (Впрочем, возможно, что если бы он достаточно сильно полюбил ее с самого начала, он смог бы стать Израилем и раньше).

Потомок Яакова и Рахели — это Мессия сын Иосифа, который реализует свою миссию через преобразование природы, а потомок Израиля и Леи — это Мессия сын Давида, реализующий прямой контакт с Богом и обучающий этому все человечество. Задачей же мессианского стремления является продвижение к их интеграции, как пишет об этом пророк Иехезкиэль (37:15-28): «И было ко мне слово Господа: А ты, сын человеческий, возьми себе посох один, и напиши на нем: ‘Йеhуде и сынам Израиля, объединившимся с ним’, и возьми посох другой и напиши на нем: ‘Йосефу и сынам Израиля, объединившимся с ним’. И приблизь их один к другому, и превратятся в один посох в руке твоей. Так сказал Господь Бог: Вот, Я возьму сынов Израилевых из среды народов, между которыми они находятся, и соберу их отовсюду и приведу их в землю их, и сделаю их народом единым в стране той, на горах Израиля, и царь один будет для них, и не будут впредь двумя народами, и никогда не разделятся впредь на два царства. И будет у них жилище Мое, и буду их Богом, а они будут Моим народом. И узнают народы, что Я Господь, освящающий Израиля, когда святилище Мое будет среди них вовеки».

***

В отличие от Авраама и Сары, прежние имена которых были отменены при обретении новых, — Яаков, получая новое имя, не теряет прежнего. Таким образом, выходя на уровень Израиля (прямой связи с Богом), он обязан не потерять имя Яаков (связь с Богом через преобразование мира). Становясь Машиахом бен Давидом, он должен не потерять Машиаха бен Йосефа.

——✶——

Данная статья является отрывком из  комментария к Торе «Библейская динамика», http://ejwiki-books.com/pvd.html  (1-9 части: Книги Бытие, Исход и Числа)

Яаков, Рахель и Лея

Пинхас Полонский

(Комментарий к Торе — к разделу Вайеце, Бытие гл.29)

 1. Противопоставление «красоты» и «слабых глаз»

(16) А у Лавана две дочери; имя старшей Лея, имя младшей Рахель.

(17) И у Леи глаза слабые, а Рахель была красива станом и красива видом.

(18) И Яаков полюбил Рахель, и сказал: «Я буду служить тебе семь лет за Рахель, дочь твою младшую».

И у Леи глаза слабые, а Рахель была красива станом и красива видом: Красота Рахели (и ее сына Иосифа) это управление материей, полнота существования в этом мире, бренность. Слабые глаза Леи это вечность, не обращающая внимания на текущие мелочи.

И Яаков полюбил Рахель: Яаков находится на стадии развития «овладения материей» (именно для этого его посылают пасти овец Лавана), поэтому он полюбил Рахель, она соответствовала его уровню развития в тот момент. Однако позже именно от Леи рождаются главные духовные силы народа Израиля: левиты (священство, Храм) и династия Давида (царство, Машиах). Именно Лея похоронена с Яаковом в пещере Махпела, главной национальной гробнице, а Рахель похоронена отдельно, «около дороги в Бейт-Лехем» (т.е. на пути, по ходу развития). Таким образом, Лея это жена Яакова «в вечности», когда он Израиль, а Рахель это его жена «во временности», когда он пока еще Яаков.

2. Бренность и вечность

Лея первая вышла замуж за Яакова, и дети сначала рождались только у нее – что привело к острому конфликту между сестрами. Но дальнейшая сложная история взаимоотношений Рахели и Леи привела к тому что Лея постепенно признает первенство Рахели, и именно такое их положение закрепилось в еврейском народе: Рахель идет первой, хотя ее наследие временное, Лея же следует за ней, при том что ее наследие вечное.

Смысл такого соотношения сестер в том, что «вечность», слабые глаза Леи,  должны признать некоторое первенство «бренности», красоты Рахели. Бренность идет впереди вечности, прокладывая ей путь. Это же верно и по отношению к царству: первым должно идти царство Иосифа, сына Рахели, а только затем царство Йеhуды, сына Леи.

Вначале, когда братья Иосифа не захотели признавать его главенство, это было грехом непринятия Леей первенства Рахели. Однако позже осознание ошибочности такого подхода станет исправлением Леи и ее детей.

3. Проблема женитьбы на родных сестрах

Тора запрещает жениться на родных сестрах; и даже после развода запрещено жениться на сестре бывшей жены, пока первая жена жива (Левит 18:18). Поэтому, по закону Торы, Яаков после свадьбы с Леей не только не может жениться на Рахели, но не смог бы сделать этого даже если бы развелся с Леей. Как же Яаков мог вступить в такой брак?

Формальное объяснение состоит в том, что это происходило до дарования Торы, поэтому закон, данный в будущем, не связывает Яакова сейчас.

Но по сути ответ состоит в том, что сам запрет Торы жениться на родных сестрах является следствием сложных отношений Яакова с женами. Их проблемы привели к конфликту между братьями, продаже Иосифа, позже к расколу и падению еврейского государства после Соломона и вообще конфликтности «потомков Рахели» и «потомков Леи» в еврейском народе.

И хотя традиция говорит нам что заповеди Торы превечны и «существовали еще до Сотворения Мира» — это наличие у заповедей абсолютного смысла не отменяет исторического характера их формализации. Например, заповедь о маце в Песах имеет как абсолютный морально-философский, так и конкретный исторический смысл (быстрый уход из Египта, когда не было времени приготовить заквашенный хлеб) – и так со многими установлениями Торы.

Иными словами, есть некоторые исходные принципы мироздания, но они спускаются в мир в виде историй Праотцев и народа, и через них эти фундаментальные принципы мироздания реализуются в нижнем мире. Талмуд говорит: «Дела Праотцев — знак для сыновей», т.е. то, что для потомков реализуется как закон, для Праотцев было частью их биографии. Поэтому Яаков должен был пройти через историю с Рахелью и Леей, чтобы в результате сформировался закон о запрете жениться на родных сестрах.

4. Статус женщин в семье Яакова

Жены играют огромную роль в семье Яакова. Жены решают — с кем из них Яаков проведет ночь, какие имена будут у его детей и когда их семья сможет вернуться в Ханаан. Большая роль жены вообще характерна для Праотцев еврейского народа, но в истории Яакова это особенно заметно. Влияние их столь сильно еще и потому, что они дочери Лавана, «местные жительницы», они находятся у себя в доме, — Яаков же у них «в гостях».

За редкими исключениями у народов мира всегда было принято патрилокальное поселение, когда сын приводит домой невестку и молодая семья живет у родителей мужа. Муж в такой ситуации продолжает жить там, где он вырос, где он все знает и чувствует себя хозяином, а его жена еще долгое время чувствует себя чужой. И, разумеется, положение невестки в такой ситуации непростое: зачастую она не сходится с матерью мужа во взглядах на устройство дома, и ее статус достаточно низок.

В случае же матрилокального поселения новой семьи, когда они живут у родителей жены – тогда наоборот, жена живет в своем доме, в котором она выросла, она чувствует себя хозяйкой, а муж у нее «в гостях». Именно так было принято в течение столетий у ашкеназских евреев, что обеспечило ашкеназским женщинам несравненно более высокий общественный статус, чем женщинам других народов.

Положение, которое занимали жены Яакова, было серьезным вызовом для него самого, и оно очень продвинуло еврейский народ. Вообще высокий статус женщины сам по себе является вызовом для мужчины, — и чем этот статус выше, тем больший уровень требуется от мужчины и тем сложнее ему успешно принимать этот вызов. Но в этом также и залог его развития.

——✶——

Данная статья является отрывком из  комментария к Торе «Библейская динамика», http://ejwiki-books.com/pvd.html  (1-9 части: Книги Бытие, Исход и Числа)

 

 

Порождение нового в ходе смены поколений

Пинхас Полонский

1. Гвура порождает только как продолжение хеседа

 

(25:19) А вот родословная (толдот) Ицхака, сына Авраама. Авраам родил Ицхака.

Кажется, что в этом стихе есть дублирование: дважды сказано о том, что Авраам является отцом Ицхака. Но толдот означает здесь скорее не «родословную», т.е. предков данного человека, но «порождения», его потомков. Поэтому стих можно перевести так: «Вот кого породил Ицхак, сын Авраама; [и это стало возможным потому, что] Авраам родил Ицхака». Иными словами, Ицхак мог породить кого-то только потому, что его родил Авраам.

Мы объясняли выше что Авраам реализует категорию хесед, милость, — а Ицхак категорию гвура, суд.

Когда Ицхак т.е. гвура, суд, справедливость, осознает себя сыном Авраама, хеседа, — только тогда он может рожать. Жажда справедливости сама по себе бесплодна. Лишь ощутив себя порождением хеседа, помощником в осуществлении милости, — она сможет развиваться дальше, создавать новые структуры в мире.

2.  Толдот, «Порождения» – в названиях двух недельных разделов

Недельный раздел, рассказывающих про Ицхака (рождение Яакова и Эсава, продажа первородства, и знаменитая история благословения Ицхака сыновьям), называется в Торе «Толдот». Такое название дано ему не только потому, что его открывают слова «вот родословная (толдот) Ицхака» — мы отмечали выше, что раздел про Ноя тоже начинается со слова толдот, «Вот порождение Ноаха» (6:9), но называется этот раздел, тем не менее, «Ноах». Различие состоит в том, что в разделе «Ноах» центральная фигура — это сам Ной; а в данном недельном разделе центральной фигурой является не Ицхак, а собственно процесс толдот, «развития в ходе смены поколений».

С Ицхака начинается новый тип святости: святость цепочки поколений как целого, святость человеческой истории — а не святость только лишь отдельной личности. Ицхак соотносится с историческим процессом. Поэтому содержание раздела Толдот, «порождения», — это вопрос о том, какими путями идет наследование. Соответственно, его центральными темами будут первородство и благословение, два важнейших аспекта наследования.

 3.  История человечества как путь от Адама к Машиаху

Сама идея толдот, перехода от одного поколения к другому, наследования, но при этом и развития того, что было прежде, — необычайно важна в иудаизме.

Слово толдот появляется в ТаНаХе десять раз. Первый раз в стихе: «Вот родословие неба и земли» (2:4), последний — «вот родословие Переца» (Рут 4:18), где перечисляется линия порождения Давида, т.е. род Машиаха. И когда в Талмуде обсуждается, какой стих Торы «центральный», т.е. в каком стихе более всего выражена суть Торы, то в качестве одного из вариантов предлагается стих «вот родословие неба и земли» — в том смысле, что центральная идея Торы — это идея толдот, «порождений».

Рав И.Л. Ашкенази-Маниту отмечает, что идея толдот выражается, в частности, в том, что Машиах называется бен адам «сын человеческий» (Даниэль 7:13, Псалмы 80:18). Разумеется, Машиах является человеком, и поэтому выражение о нем «сын человеческий» может быть понято в дополнительном смысле: не только как «сын человека», но и как «сын человечества» (Адам — это и «человек-индивидуум», и «Человек как человечество»). Машиах есть порождение человечества: Бог создал человека, а уже человечество само порождает и приводит в мир Машиаха. Машиах не приходит к человечеству «извне», чтобы «спасти людей, поскольку они не способны сами спасти себя». Наоборот, Машиах порождается самим человечеством, т.е. Машиах — это стадия развития человечества, когда оно само начинает идти правильным путем, и именно в направлении человечества на этот путь, через миссию, порученную еврейскому народу, и состоит, с точки зрения Торы, смысл истории.

Таким образом, идея толдот, последовательных порождений, — это осознание пути человечества как постепенного перехода от Адама к Машиаху. И поэтому Машиах приходит в результате синтеза усилий Бога и человечества.

——✶——

Данная статья является отрывком из  комментария к Торе «Библейская динамика», http://ejwiki-books.com/pvd.html  (1-9 части: Книги Бытие, Исход и Числа)

 

«Мудрецы Торы совершенствуются посредством простолюдинов»

Пинхас Полонский

(Комментарий к Торе — к разделу Хайей Сара, Бытие гл.23)

Когда Тора рассказывает о том как Авраам купил пещеру Махпела для похорон Сары, она упоминает о том что Авраам кланяется «народу той земли»:

(22:19 — 23:20) И возвратился Авраам к отрокам своим, и встали они, и пошли вместе в Беэр-Шеву; и жил Авраам в Беэр-Шеве… И умерла Сара в Хевроне. И Авраам говорил сынам Хетовым: «дайте мне участок для погребения у вас, и попросите Эфрона, чтобы он отдал мне пещеру Махпела в собственность для погребения». И отвечал Эфрон: «Нет, господин мой: поле я отдал тебе, и пещеру, что в нем, и похорони умершую твою». И поклонился Авраам пред народом земли той. И сказал: «Я даю тебе серебро за поле: возьми у меня, и я похороню там умершую мою». И стало поле Эфрона, и пещера в нем, и все деревья, во всем пределе его вокруг, за Авраамом, как покупка пред очами сынов Хетовых, и, погребальным уделом Авраама.

 

 В чем смысл этого поклона? Если бы это была простая вежливость, то Тора не сообщала бы нам о нем. И видимо, это связано с различием подходов Авраама и Сары, которое выражается в разнице их географических предпочтений.

Тора начинает здесь свой рассказ с того, что Сара умерла в Хевроне. Но несколькими стихами ранее нам сообщается, что последнее место жительства Авраама это Беэр-Шева – почему же Сара оказывается в Хевроне?

География Страны Израиля имеет не только топографическое, но и духовное значение, и каждый город в ней обладает своей духовно-метафизической сущностью. Хеврон это центр Иудеи и категория малхут, «царство». В период жизни Авраама в Хевроне (о чем рассказывается в предыдущих главах Писания) Бог предоставил ему потенциальную возможность для создания государственности, но Авраам не был готов к этому. Он не взял на себя руководство над Содомом и его перевоспитание. Поэтому после разрушения Содома Авраам уходит из Хеврона и поселяется в государстве филистимлян, чтобы в Беэр-Шеве, далекой от столицы и от политики, оставаться лидером чисто духовным. Но Сара понимает, что такой подход неправилен, и вновь сдвигает Авраама в сторону Хеврона − места национально-государственной, а не только духовной, самоидентификации.

Если бы центром формирования еврейского народа стала Беэр-Шева, это означало бы, что его сущностью является быть представителями духовности в государстве филистимлян, — но тогда духовность это одно, а материальное и государственная власть совсем другое, эти понятия разделены. Филистимлян такой подход вполне устраивал, они были согласны принимать Авраама как выдающегося религиозного лидера, и даже сам Авимелех, царь Герара, приходит к нему, заключает союз и просит о духовном покровительстве.

Однако еврейский подход выступает против принципа разделения духовного и государственного, ибо утверждает, что все в мире едино, и национально-государственный диалог с Богом не менее важен, чем диалог индивидуальный. Авраам не мог дойти до этого уровня − он будет достигнут только позднее, детьми Яакова, которые станут Израилем. Авраам же находится пока еще только на уровне индивидуального, а не общенационального диалога с Богом, и поэтому вполне удовлетворен статусом духовного лидера внутри филистимского государства.

Но Сара не может оставить ситуацию в таком виде, поэтому перед смертью она переезжает в Хеврон, который находится не в государстве филистимлян, а в Ханаане, где нет единого государства (каждый город является самостоятельным государством), − поэтому, живя там, нельзя избежать политической и государственной ответственности; национально-государственное и духовное измерения жизни там объединены.

Обратим внимание на то, что сначала Авраам просит Эфрона продать ему только пещеру, ему нужно только место для погребения Сары. Однако Эфрон не согласен продать пещеру без поля – и в тогда Авраам не только соглашается с таким предложением, но и кланяется «сынам Хеттовым»

Захоронение создает место памяти, туда приходят редко, только чтобы вспомнить об усопших, а живут и работают зачастую совсем в другом месте. Но Эфрон объясняет Аврааму, что пещера не продается без поля. Нельзя купить место только для погребений; нельзя использовать его только для могил и оставаться чужим ему. Но можно купить землю, на которой покупатель будет жить, и тогда он также сможет хоронить в пещере своих умерших.

Требование купить не только пещеру, но и поле – это требование к Аврааму повысить уровень своей связи с этим местом и свой статус в Хевроне. Эфрон убеждает Авраама: «Если ты хочешь, чтобы мы полноценно признали твое право хоронить на нашей земле, то ты не можешь относиться к этому только как к памятному месту, а с землей не иметь дела. Изволь приобрести поле и работай на нем, засевай его и собирай урожай. Не обязательно даже, чтобы ты переселялся сюда полностью, но часть твоей жизни и работы, одно из полей, принадлежащих тебе, должно быть здесь».

Изначально Авраам является скотоводом, пастухом. Но постепенно еврейский народ должен перестать быть пастухами и стать земледельцами. Покупка поля около Хеврона стала первым шагом в этом направлении.

 

И поэтому Авраам кланяется сынам Хета. Эфрон научил его тому, что одна только память невозможна, и без жизни в Хевроне настоящей памяти не будет. Авраам усвоил этот урок и поклонился в знак благодарности за него.

Авраам, «князь Божий», не стесняется показать, что научился от Эфрона и сынов Хетовых чему-то важному.

 

Рав А.И.Кук пишет об этом (http://ejwiki-books.com/rav-kook/index.php/2-67-mudrecy-tory-sovershenstvuyutsya-posredstvom-prostolyudinov/):

«Мудрецы Торы совершенствуются посредством простолюдинов. Ибо, хотя, конечно, свет Торы дает жизнь всему, но ведь известно также, что «Тора является смертельным ядом для тех, кто держит ее левой рукой». Изучение Торы уменьшает у мудрецов связь с естественным миром. А поскольку в душе всякого человека есть некоторая доля уродства, то в соответствии с этой мерой искривленности, пусть даже самой по себе и небольшой, – пропорционально ей Тора наносит ему вред, и в этой области ущерб оказывается несравненно большим, чем награда.

А противоядие против этого смертельного яда, примешавшегося к нему, состоит в объединении мудрецов с простыми людьми из народа.

Ибо, посредством этого объединения, люди из простого народа могут своим естественным прямодушием, которое не затушевывается никакими умствованиями, повлиять на мудреца.

И тогда исправляется исходная доля этой смертельной отравы, становясь эликсиром жизни, и оживляя этим всю общность, что позитивно влияет также и на сам простой народ».

 

——✶——

Данная статья является отрывком из  комментария к Торе «Библейская динамика», http://ejwiki-books.com/pvd.html  (1-9 части: Книги Бытие, Исход и Числа)

Смех в иудаизме

Пинхас Полонский

Смех Сары и его смысл

Одной из самых известных историй Пятикнижия о Праотцах является история про смех Сары – когда ангелы, пришедшие к Аврааму, предсказывают ей рождение сына.

(9) И они (ангелы) сказали Аврааму: «Где Сара, жена твоя?» И он сказал: «Вот, в шатре».

(10) И сказал он: «Я возвращусь к тебе в это же время, и будет сын у Сары, жены твоей». А Сара слышит у входа в шатер, который позади него.

(11) Авраам же и Сара были стары, пришли в лета; перестало быть у Сары обычное у женщин.

(12) И Сара внутренне рассмеялась, сказав: «После того, как я состарилась, будет у меня молодость? Да и господин мой стар».

(13) И Господь сказал Аврааму: «Отчего это смеялась Сара, сказав: «Неужели я действительно рожу, ведь я состарилась»?

(14) Есть ли что недостижимое для Господа? К этому сроку возвращусь к тебе в следующем году – и у Сары сын».

(15) Сара же отреклась, говоря: «Я не смеялась». Ибо она боялась. Но Он сказал: «Нет, ты смеялась».

На поверхностный взгляд, ситуация такова: Сара проявляет маловерие, не доверяет возможности чуда; Бог упрекает ее за это, а она не хочет признаваться в своем неверии. Из этого делаются выводы о том, как важно верить в возможность чудес от Всевышнего, и что даже если Сара не считала пришедших ангелами, все равно она должна была пожелать, чтобы их слова исполнились, а не говорить, что такое невозможно.

Однако, углубившись в анализ этого диалога, мы увидим, что его следует понимать совершенно иначе.

Да и господин мой стар: В обычном понимании эти слова Сары относятся к Аврааму, т.е. ребенок родиться не может, потому что и она, и Авраам слишком стары; когда же Бог цитировал Аврааму слова Сары, то Он «изменил их ради мира», чтобы Авраам не обиделся на нее. Однако, такое понимание наталкивается на несколько проблем. Во-первых, если Сара стара для рождения детей, этой причины уже достаточно, и добавлять слова о старости Авраама нет смысла. Во-вторых, через 40 лет после этих событий, уже после смерти Сары, Авраам возьмет в жены Кетуру, которая родит ему много детей (см. 25:1), т.е. никаких проблем с возможностью отцовства у Авраама нет. И, кроме того, непонятно: если слова «и Сара внутренне рассмеялась» означают «про себя», «не вслух», то почему Бог спрашивает Авраама: «Отчего это смеялась Сара»? Ведь если Авраам не слышал ее смеха, как он сможет объяснить его? Не говоря уже о том, что неясно, для чего Бог «пожаловался» Аврааму на Сару – разве таким образом можно достичь чего-то позитивного?

Таким образом, обычное понимание этого отрывка, во-первых, не согласуется с текстом, а во-вторых, рисует нам диалог Авраама и Сары с Богом в чудовищно примитивном виде, как серию мелочных упреков и придирок – что никак не увязывается с их образом в Торе.

Вероятно, мы должны полностью пересмотреть наше понимание слов Сары и ответа Бога. А именно: слова «Господин мой стар» относятся не к Аврааму, а к Богу, − т.е. здесь говорится о «Господине», а не о «господине» (в иврите нет заглавных букв).

Под «старостью» же Бога Сара имеет в виду то, что Он больше не вмешивается в естественное течение вещей. «Старость» означает здесь прекращение изменчивости, потерю динамичности. Такое понимание прекрасно согласуется с ответом Бога: Он отнюдь не упоминает о якобы старости Авраама, а говорит: «Есть ли что недостижимое для Господа?» Кроме того, если Сара говорит о «старости Бога», то ее фраза становится гораздо более логичной: «Я уже состарилась, да и Бог перестал изменять мир, все теперь идет по неизменным законам природы – и поэтому я не смогу родить».

Более того, при таком понимании нам становится понятна и глубинная суть проблемы: ведь Сара − это гвура (категория строгости) по отношению к Аврааму, а стремление к соблюдению законов, в том числе законов природы, − есть важнейшее качество гвуры, и слова Сары очень ярко выражают суть этой категории.

Напомним, что хесед, категория милости − это также и желание изменить существующее положение вещей; а гвура – это не только закон и справедливость, а еще и стремление к сохранению, охране порядка. Авраам является хеседом, а Сара, как часть семьи Авраама, − это «гвура внутри хеседа». Когда они действуют как семья, то Сара, вместе с Авраамом, осуществляет хесед: обращение окружающих к вере в Единого Бога, прием путников и т.д. Однако во взаимоотношениях с Авраамом она представляет собой категорию гвура внутри семьи.

Именно поэтому естественные законы природы представляются Саре незыблемыми, и ей трудно принять то, что Бог изменяет их. Всевышний же возражает ей, говоря, что даже и это возможно.

Есть ли что недостижимое для Господа: В такой трактовке ответ Бога становится понятным. Его цель – вовсе не придирки и упреки, а помощь Саре в ее духовном продвижении: Он стремится научить Сару принимать возможность чудесных изменений в мире и в жизни.

При этом Бог говорит с Сарой и Авраамом одновременно, но подчеркивается Его обращение именно к Аврааму как к категории хесед.

В ответ на позицию Сары «Бог создал мир, запустил его и больше не меняет его законов» − Всевышний выражает свою готовность нарушить законы функционирования мира, и этими словами меняет сложившуюся у Сары концепцию мироздания. Именно это изменение в сознании Сары (оно же – развитие и уточнение категории гвура), а вовсе не «сообщение Аврааму о смехе Сары», является целью слов Бога. И смех здесь играет очень важную роль.

Роль смеха в религиозном видении мира

Что, вообще, означает понятие «смех»? Какова его роль в религиозном видении мира?

Мы смеемся, когда события или повествование развиваются неожиданно, нелогично, непредсказуемо – и при этом появляется возможность увидеть более сложные, чем изначально предполагалось, связи между событиями и явлениями. Таким образом, суть смеха – это радость от того, что через преодоление логики, через возвышение над ней нам удается увидеть более высокий уровень мировой гармонии. Подобное разрушение оков логики проявляется при неожиданном сюжетном ходе в анекдоте, в парадоксе или в появившемся вдруг решении проблем, ранее казавшихся неразрешимыми. Такое преодоление барьеров, обусловленных нашей былой ограниченностью и слишком примитивно-логическим пониманием устройства мира, вызывает у нас огромное удовольствие, и свою радость от этого мы выражаем смехом. Ведь все мы не любим предписанности и логической неизбежности, а любим быть свободными, любим преодоление предопределенности. Ибо свобода (а не вынужденность) − есть Божественное качество, и смех есть чувство приближения к Богу, − Который, конечно, тоже смеется1.

Иными словами, смех – это радость от преодоления гвуры. И поэтому смех − это исправление Сары, а в случае Ицхака, который воплощает гвуру, − даже само его имя говорит о смехе (Ицхак – «он будет смеяться»).

Гвура, по своей сути, всегда принимает жизнь такой, как она есть: считается, что Бог обустроил все наилучшим образом, и что молиться об изменениях совершенно не нужно и бессмысленно – поэтому Сара и не может поверить, что Бог вмешается и изменит ее жизнь. Главная проблема Сары − ее неверие в чудеса − возникает не оттого, что она не верит во всемогущество Бога, а потому, что она не верит в необходимость чудес. Таким образом, Сара и Ицхак, представляющие собой гвуру, жесткость, закон, «правильность», − испытываются в ситуациях, когда мир развивается нелогично, непредсказуемо, не так, как ожидалось. Быть правильным человеком хорошо, но быть «слишком правильным» − смешно, ибо мир «не вполне правилен», и этим он замечателен.

Подсознательная радость в преодолении логики – это и есть смех Сары, но сначала он лишь «внутренний». Т.е. Сара еще не отдает себе отчета в нем. В Саре еще только зарождается установка на преодоление природы − и Бог, сказав ей явно о ее смехе, т.е. призывая Сару осознать его, помогает ей в этом продвижении. (Отметим, что у Авраама, который является хеседом, нет этой проблемы, он сразу смеется явно – Быт.17:17.)

Таким образом, в данной ситуации смех Сары означает вовсе не пренебрежение к услышанному пророчеству, а зарождающееся в ней ощущение возможности прорыва. Однако на уровне сознания она еще не верит этому, поскольку знает, что физиологически не может родить. Поэтому сама она не осознает свою подсознательную радость, свой смех.

И именно поэтому она вполне искренне его отрицает: «Сара же отреклась, говоря: «Я не смеялась». Ибо она боялась». Разумеется, было бы слишком примитивным считать, что Сара боялась наказания или порицания за то, что смеялась над словами ангелов. Дело здесь в другом: она боялась признаться самой себе в своем смехе, в том, что она поверила в возможность нелогичного, нестандартного развития событий. Как и любого человека, Сару страшила возможность развала ее цельной картины мироустройства. И поэтому она боялась осознать свой смех.

Бог поддерживает смех Сары

Как только ангел обещает Саре рождение сына, душа Ицхака начинает спускаться в мир. Сара уже чувствует, что в ней зарождается Ицхак, но чувствует это пока еще неосознанно, глубинной частью своей сущности. Физически это еще никак не проявляется, но новая реальность уже входит в мир. Сара начинает ощущать эту реальность, ее подсознание узнает и принимает невероятную для нее возможность материнства.

Смех Сары – это проявление надежды, первый шаг в принятии возможности неожиданного. Поэтому, когда Сара пессимистически говорит про свою старость и про старость «своего Господина», внутри себя она подсознательно над этим смеется. И Бог вовсе не укоряет Сару − наоборот, Он объясняет ей, что она зря боится своего смеха, потому что нет ничего недостижимого для Господа, и ее сын может прийти в мир.

Бог поддерживает Сару в ее смехе и хочет, чтобы она поверила в новую возможность, не боялась смеяться, признала, что это нормально, и тем самым достигла бы нового уровня. И именно поэтому диалог здесь оканчивается словами Бога: «Нет, ты смеялась!»

На самом деле, диалог продолжается – но не сразу, а тогда, когда Сара называет своего сына Ицхак, говоря при этом, что «каждый, увидев, рассмеется вместе с ней».

Назвав своего сына Ицхаком, Сара дала позитивный ответ на слова Бога: она не только смогла осознать, что ее смех необходим, и что гвура должна быть ограничена, но и пригласила окружающих присоединиться к ней. И только приняв смех Сары как действие позитивное, мы сможем понять смысл имени «Ицхак». Ведь если бы этот смех был неуместен и Бог порицал бы ее за это, она не назвала бы сына «Он будет смеяться».

Так же, как развитие Авраама состоит в ограничении хеседа, развитие Сары состоит в ограничении ее гвуры. Подробнее это раскрывается в следующих главах книги Быия, рассказывающих про Ицхака.


1 О смехе Всевышнего говорится в Псалмах 2:4, 37:13, 104:26,  и многократно в Талмуде и мидрашах.

——✶——

Данная статья является отрывком из  комментария к Торе «Библейская динамика», http://ejwiki-books.com/pvd.html

 

 

 

Национальное и универсальное в иудаизме

Пинхас Полонский

На основе уроков р.Ури Шерки

1. Избрание Авраама

Первый раздел Торы, рассказывающий про Авраама, называется «Лех Леха», буквально «Иди себе, уходи», − и рассказывает о том, как Авраам уходит из рамок своего прежнего мира для создания новой, невиданной ранее сущности, избранного народа. Именно в этот момент зарождается западная монотеистическая цивилизация.

(12:1) И сказал Господь Авраму: Иди себе из земли твоей, от родни твоей и из дома отца твоего в землю, которую Я укажу тебе.

(2) И Я сделаю тебя народом великим и благословлю тебя, и возвеличу имя твое, и будешь благословением.

(3) И Я благословлю благословляющих тебя, а проклинающего тебя прокляну; и благословятся тобой все племена земные.

 

Таким образом:

(а) Авраам должен покинуть свою страну и родню, чтобы стать родоначальником нового народа.

(б) Создание народа и реализация целей его существования возможны только в той Стране, которую укажет Аврааму Бог (в будущей Стране Израиля).

(в) Этот народ станет великим и знаменитым.

(г) Задача этого народа универсальна: он нужен, чтобы принести благословение всем племенам земным.

(д) Отношение к этому народу будет критерием, определяющим судьбу всех других народов мира: тот, кто будет благословлять этот народ, будет благословен, тот, кто станет проклинать его – будет проклят.

 

С этого момента прошло четыре тысячи лет. В целом, именно так все и реализовалось в истории.

 

2. План Бога и план Авраама

Итак, путь начинается с готовности Авраама уйти из привычного и понятного ему мира в неизвестное будущее. Разумеется, Авраам был внутренне готов к этому – не имей он этой исходной готовности, вряд ли получил бы он такой приказ от Бога. Однако эта готовность вовсе не означала, что полученный приказ был принят Авраамом легко. Даже наоборот: повеление Бога оказалось столь радикальным, что Авраам не был готов сразу понять и принять его.

Тора продолжает:

(12:4) И пошел Аврам, как сказал ему Господь; и с ним пошел Лот; а Аврам был семидесяти пяти лет при выходе из Харана.

(5) И взял Аврам Сарай, жену свою, и Лота, сына брата своего, и все достояние, которое они приобрели, и души, которые они приобрели в Харане; и вышли, чтобы идти в землю Ханаанскую; и пришли в землю Ханаанскую.

Обычно мы воспринимаем эти два стиха просто как выполнение Авраамом приказа Бога, не сообщающее нам нечто существенно новое. Однако если мы внимательно прочтем и сравним их, то увидим, что в них содержится важное противоречие.

И пошел Аврам, как сказал ему Господь: В этом стихе (12:4) все соответствует тому, что Аврааму было приказано. Лот же сам увязался за ним.

И взял Аврам Сарай, жену свою, и Лота, сына брата своего: Но здесь (стих 12:5)  дана совершенно иная картина, к которой возникают вопросы: Зачем специально упоминать, что Авраам взял жену, разве это и так не очевидно? Еще более непонятно, зачем Авраам взял Лота – взял сам! Разве ему не было приказано оставить родню дома? Да еще захватил с собой не только «все достояние», но и «души, которые он приобрел в Харане» – ни о чем таком Бог ему не говорил!

И вышли, чтобы идти в землю Ханаанскую: И это тоже противоречит указаниям, которые Авраам только что получил от Бога: ведь Всевышний не указал Аврааму страну назначения. Было сказано только: «Иди в землю, которую Я укажу тебе» (12:1), – а название земли упомянуто не было.

Для того чтобы разобраться в этих несоответствиях, мы должны рассмотреть приведенные стихи в более широком контексте. Тогда мы увидим, что движение в Ханаан начал совсем не Авраам, поскольку стих 12:5 «…вышли, чтобы идти в землю Ханаанскую, и пришли в землю Ханаанскую» — явно соотносится с предшествующим стихом 11:31 «И взял Терах Аврама, сына своего, и Лота, сына Арана, внука своего, и Сарай, невестку свою, жену Аврама, сына своего, и вышли вместе из Ур-Касдима, чтобы идти в землю Ханаанскую, и дошли они до Харана, и поселились там».

Таким образом, в стихе 12:5 путь Авраама в Ханаан представлен как продолжение пути Тераха (11:31), а вовсе не как выполнение Авраамом Божественного указания (12:1). Терах не смог осуществить свой план, он застрял в Харане, но Авраам продолжил путь и осуществил первоначальный план.

Итак, стихи 12:4 и 12:5 не просто противоречат друг другу, но они дают взгляд на одно и то же событие двух разных сторон. С одной стороны, Авраам делает все по указанию Бога, а с другой же стороны – он изначально имеет свои планы и не готов от них отказаться: он идет в Ханаан, чтобы продолжить проект, начатый Терахом.

Иными словами, у Авраама были свои планы и, хотя ему и удалось увязать их с исполнением приказа Бога, все же он не следовал этому приказу полностью.

Как и почему возникла такая ситуация?

 

3. Переход от космополитизма к «национальному универсализму»

Исходное имя духовного праотца человечества было Аврам, а не Авраhам. Букву «hей» в свое имя (по-русски это второе «а» в «Авраам») он получает только в конце раздела «Лех Леха».

Мидраш объясняет имя Аврам как «Ав Арам» – «отец арамейцев», т.е. духовный лидер народа Месопотамии; а выражение «души, которые они приобрели в Харане» относит к множеству его учеников.

Выше мы уже приводили  Мидраш, рассказывающий о том, что еще в Ур-Касдим Авраам пришел к монотеизму, разбивал идолов и выступил против царя Нимрода. Таким образом, Авраам − диссидент, который с юности противостоит официальной идеологии и призывает людей не поклоняться идолам, а позже, в Харане, имеет множество учеников. И в этой перспективе уход Авраама из Харана − это типичная еврейская дилемма: надо ли посвятить свою жизнь совершенствованию морали и духовности народов мира, живя среди них, – или же лучше заняться решением сугубо еврейских проблем в собственной стране.

Именно эта дилемма, как полагает Мидраш, была первым испытанием Авраама.

Евреи всегда стремятся к универсальности, к взаимодействию со всем человечеством – и это вполне естественно, это соответствует нашему национальному характеру, т. к. еврейский народ был создан именно для того, чтобы нести благословение всему человечеству. Соблазн же состоит в отождествлении универсального с космополитическим – т. е. в идее, что ради «бытия для всех» нужно отказаться от специфически национального. Указание Бога было как раз противоположным: Ты должен придерживаться национального, должен приложить силы к созданию собственного народа – поскольку именно через национальное, а вовсе не через отказ от него, лежит путь к универсальному.

Из сравнения стихов 12:4 и 12:5 мы видим, что исходно существуют два разных плана по продвижению человечества к монотеизму: есть план Бога, и есть план Авраама. План Бога состоит в том, чтобы создать из Авраама народ: «…Я сделаю тебя народом великим». Но план Авраама предполагает сначала создать космополитическую религию этического монотеизма, которая перевоспитает человечество. Именно поэтому он берет с собой своих учеников, — хотя Бог отнюдь не указывал этого делать.

 

4. Уход из Харана как испытание

Основным качеством Авраама был хесед, и он всю жизнь учил окружающих людей этическому монотеизму.

Однако, главный вклад Авраама в продвижение человечества − это не его просветительская деятельность, а создание еврейского народа, «огранка хеседа«. Проходя через испытания, Авраам ограничивал свой хесед, отрезая от него лишние части, чтобы оставить правильный хесед, который  в дальнейшем мог бы послужить основанием еврейской национальной души.

Вместо бесформенной категории хесед, т.е. вместо неограниченного желания давать и оказывать милость, нужно было построить правильную категорию хесед, т.е. научиться давать лишь тогда, когда это ведет к добру, ибо лишняя милость может легко привести и ко злу. А для этого Авраам должен был научиться действовать против своей природы, против хеседа, против стремления к всеобщей благодати.

Аврааму, для продвижения своих идей, казалось более естественным − с точки зрения хеседа − создать группу учеников. Такая группа была бы открыта для всех людей. Продвижение же идеи через народ представляется менее подходящим, поскольку народ всегда содержит в себе ограничение (одни уже входят в него по праву рождения, а другие нет), а это не соответствует подходу хеседа. И поэтому предложение Бога стать основателем народа (а не группы учеников) явилось для Авраама одним из испытаний. Т.е. испытание состоит здесь не только в том, чтобы отделиться от родственников и от привычного окружения, − но и в том, чтобы, перейдя на национальную концепцию, тем самым ограничить распространение своих идей, переориентироваться со всего человечества на один-единственный народ.

Авраам, духовный руководитель народа Арама (одной из центральных цивилизаций того времени), должен был уйти оттуда, оставить страну, продвижением которой занимался, и людей, которые считали его своим духовным вождем. «Лех Леха«, обращенное Богом к Аврааму, можно перевести как «уходи для себя, уходи к себе»,  т.е. «уходи от той космополитической работы, которую ты делаешь в Вавилоне, и займись своей, национальной, работой». Для Авраама это ограничение было существенной проблемой.

Еврейская традиция учит нас важному принципу: «дела отцов – знак для сыновей». Действия Праотцов – это архетип, модель того, что происходит потом с нами. Глядя на испытания Авраама через перспективу прошедших тысячелетий, мы видим, что его уход из Харана − это типично еврейское испытание. Евреи очень часто хотят помогать сразу всему человечеству – а от них требуется оставить это и уйти заниматься своими еврейскими проблемами.

Чтобы правильно решить такой конфликт в своей душе, нам следует понимать, что переход от «космополитической» позиции к «национальной» вовсе не является изменой универсализму – напротив, это продвижение к нему. Универсализм достигается не космополитизмом, а правильно ориентированным национализмом. Путь к универсальному лежит не через отказ от национального, а, наоборот, через полноценную национальную реализацию, открытую миру, но автономную.

Подобная позиция и сегодня многим кажется слишком резкой, а уж Аврааму было тем более трудно принять, что универсальность достигается совсем не распространением его Учения сразу для всех, а, прежде всего, созданием специального народа. Обращение же ко всему человечеству станет возможным только гораздо позже, уже на базе пройденного этим народом пути. И лишь постепенно Авраам приходит к полному принятию плана Бога.

 

5. Для изменения мира нужен народ, а не группа учеников

В повелении Бога Аврааму − «Иди в страну, которую Я укажу тебе, и Я сделаю тебя народом великим» − главным ключевым понятием является «народ». Мы отмечали, что Авраам не был первым монотеистом: до него идею Единого Бога как основу морали (т.е. этический монотеизм) уже исповедовали Ной, Шем и Эвер, − но концепция создания целого «народа-монотеиста» прежде не возникала. Она появляется в человечестве только с момента избрания Авраама.

Новизна и необычность этого подхода в том, что он ставит задачу достижения святости не только на индивидуальном, но и на общенациональном уровне: святость не только для отдельных праведников, «погруженных в духовность» − но и для простых людей, занимающихся всеми сторонами материальной жизни социума. Святость на уровне индивидуума была известна и до этого, отдельные великие праведники были во все времена, − но достижение святости на общенациональном уровне казалось идеей совершенно немыслимой.

Надо отметить, что, несмотря на прошедшие тысячелетия, даже сегодня индивидуальная святость для нас − понятие очевидное и обычное, а святость общенациональная – до сих пор представляется чем-то необычным, никем не достигнутым, и даже с трудом осознаваемым. Однако «на подобное можно повлиять только подобным» − и поэтому для исправления и духовного совершенствования человечества, состоящего из народов мира, уровень святости должен быть достигнут целым народом. Только тогда действительно «благословятся тобой все племена земные» (12:3). Т.е. только через достижение общенациональной святости можно распространить святость на все человечество.

 

6. Раздел «Лех Леха» как переход Авраама к плану Бога

Когда нужно строить учение, религию, философскую школу – совершенно необходимы ученики, а вот наличие собственных детей совсем не обязательно. Совершенно иначе обстоит дело, если нужно строить народ – для этого необходимы потомки.

Мы видим, что от всей группы учеников Авраама не осталось никакого наследия (да и в Торе они упомянуты лишь вскользь), а все, что человечество получило от Авраама, было передано через его сына Ицхака, и далее через Яакова и его детей.

Однако изначально Авраам не осознавал этого. Детей у него не было, а ученики были, и он надеялся распространить свою религиозную систему с их помощью. Вначале отсутствие детей не казалось ему проблемой, ведь для создания религиозного учения дети не обязательны, и лишь позже он приходит к пониманию важности потомства.

Фактически весь раздел «Лех Леха» описывает конфликт между этими двумя проектами: планом Авраама по созданию религии и планом Бога по созданию народа. К концу этого раздел Авраам окончательно отказывается от своего плана и полностью переходит к реализации только плана Бога.

 

——✶——

Данная статья является отрывком из  комментария к Торе «Библейская динамика», http://ejwiki-books.com/pvd.html

Вавилонская Башня: Распад империи

П. Полонский

Глава из комментария к Торе «Библейская Динамика» Раздел Ноах

(Быт.11:1) И был на всей земле один язык и слова немногие.

(2) И случилось: двинувшись с востока, они нашли долину в земле Шинар, и поселились там.

(3) И сказали друг другу: давайте наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а горная смола была у них вместо глины.

(4) И сказали они: давайте построим себе город и башню главою до неба, и сделаем себе имя, чтобы мы не рассеялись по лицу всей земли.

(5) И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие.

(6) И сказал Господь: ведь народ один и язык один у всех; и такое стали они делать; а теперь не будет для них недостижимым все, что они задумают сделать?

(7) Сойдем же и смешаем там язык их, чтобы они не понимали речи друг друга.

(8) И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город.

(9) Поэтому наречено ему имя Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по лицу всей земли.

 

И был на всей земле один язык и слова немногие: Поскольку выше (Быт. 10:5, 20, 32) было подчеркнуто, что народы и языки разделились сразу после Потопа — т.е. до, а не после Вавилонской башни — то как это согласуется со сказанным здесь об одном языке для всех? Дело в том, что здесь говорится о разных значениях языка.

В иврите есть два слова для обозначения понятия «язык»: лашон, означающий также «язык во рту» (как и в русском) и сафа, означающее также «губы». В 10-й главе в «расселились по своим языкам» употребляется лашон, а в 11-й главе где «был на всей земле один язык», используется сафа.

Язык находится внутри тела, а губы снаружи — и поэтому комментарии разъясняют, что сафа это «внешний язык», язык как средство коммуникации, а лашон это «внутренний язык, система понятий для описания окружающего мира». Эти два вида языка совсем не идентичны. Лашон, язык для «внутреннего использования» нужен чтобы формулировать, строить модели окружающего мира и разбираться с ними. Такой внутренний язык, описывающий действительность в понятиях собственной культуры,  был особым у каждого из народов. А кроме того, был на земле единый внешний коммуникационный язык, сафа, с помощью которого народы общались между собой. В результате истории Вавилонской башни именно этот язык общения отпал, народы остались каждый со своей картиной мира и разошлись по разным странам.

И слова немногие: Наличие общего коммуникационного языка (в дополнение к отдельным, самобытным языкам разных народов и культур) совсем не плохо — однако плохо было то, что в нем было мало слов, «слова немногие». Из-за этой бедности и примитивности общего языка на нем невозможно было построить ничего, кроме жесткой вертикали власти и простой командной структуры. На нем нельзя выражать тонкие мысли, нельзя было рассказать о глубине культуры и наладить через это глубокое взаимопонимание между народами, — это было только языком управления. Т.е. это средство коммуникации было настолько извращено людьми, что не имело права на дальнейшее существование.

И сказали друг другу: давайте наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а горная смола была у них вместо глины: Это крупнейшая  техническая революция, дающая однородные кирпичи (вместо разнородных камней), что вместе с новым связующим элементом (смола гораздо крепче глины) дает возможность технологического прорыва. Однако новые технологические достижения были неправильно использованы.

И сказали они: давайте построим себе город и башню главою до неба, и сделаем себе имя, чтобы мы не рассеялись по лицу всей земли: Цель строительства Башни явно указана: не допустить разделения человечества. После ухода Ассирии (10:11), чей пример может оказаться заразительным — Нимрод хочет укрепить свое царство и не дать другим уйти от него, для чего ему нужно найти или создать объединяющую имперскую идею, «сделать себе имя«. Этой идеей стало строительство великого «города и башни главою до неба» — т.е. занять всех мировым проектом, вовлечь в общую задачу и этим удержать вместе.

Башню главою до неба: Т.е. проект должен быть недостижимым, «строительство коммунизма советским народом». Только такие вечные несбыточные проекты могут постоянно поддерживать общую цель и обеспечить всеобщую вовлеченность в процесс. Пленить же людей «великой недостижимой целью» часто гораздо проще, чем направить на решение реальных практических задач.

И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие: «Сошел» может пониматься как «Божественный суд» — но также и как «Божественное Откровение» (подобно «И сошел Господь на гору Синай — Исход 19:20). Таким образом, именно Божественное Откровение, — т.е. явление людям более высокого духовного уровня, чем тот, который диктовался «языком одним и словами немногими» — и привело к «взаимо-непониманию», отказу от примитивного общекомандного языка и прекращению строительства Башни. На такой подход, понимающий «сошествие Бога» как милость (Откровение), а не как суд, указывает использование во всем этом отрывке Божественного Имени Тетраграмматон («Господь»), ассоциированного с милостью, — а не Имени Элоhим («Бог»), ассоциированного со строгостью и судом.

И сказал Господь: ведь народ один: выше (10:32 и ранее, в описаии разделения народов после Потопа, до истории вавилоноской Башни) для обозначения понятия «народ» используется слово гой, народ в этнически-родовом смысле, здесь же употреблено ам, народ в политически-государственном смысле. Человечество на данный момент представляет из себя уже много сложившихся этносов, объединенное в одно Вавилонское царство. Когда это политическое единство разрушается, этносы расходятся по своим странам.

И язык один у всех, и такое стали они делать: Имея общий конал коммуникации стали использовать его неправильно.

А теперь не будет для них недостижимым все, что они задумают сделать: Недостижимым будет вовсе не «Башня главою до неба» — достигнуть неба, конечно, невозможно, и древние были в этом не глупее нас, но ведь Башня была не целью, но лишь средством в реализации проекта. Целью проекта было «не рассеяться по лицу всей земли», остаться под единой Вавилонской властью — а вот эта цель, при бесконечном проекте строительства Башни, была вполне реализуема.

Однако такая единая цель полностью блокирует продвижение и развитие человечества, — а именно в развитии, а вовсе не в единстве, состоит задача, поставленная Богом перед человечеством. Для развития же различные народы должны быть независимы и конкурировать между собой — а вовсе не осуществлять один общий проект. И поэтому Богу пришлось смешать их языки и распустить народы в разные стороны.

Инструментом смешения языков стало Божественное Откровение. Откровение разрушает единство, потому что это единство слишком примитивно и общий коммуникат весьма беден — он сводится к небольшому набору команд. Огромный зазор между богатством внутреннего языка и бедностью коммуниката ведет к невозможности объясняться на общем скудном языке в условиях Откровения и вызванного им духовного прорыва. Выразить свои новые сложные чувства и впечатления при Божественном проявлении человек может только на том самом лашон, который у каждого народа свой – богатый, но не понятный другому. Общего коммуникативного языка не хватает для описания реальности, в которой раскрывается Бог. Каждый народ почувствовал свою, разную часть этой раскрывшейся Божественности — и эта своя часть становится для него более ценной, чем тот квази-общий язык, которому он раньше придавал значение.

Чтобы они не понимали речи друг друга: Возможно, что общий язык и не пропал, и они продолжали понимать слова — но не могли придти к взаимопониманию. Тот уровень понимания, который был достигнут отдельными культурами (воспринявшими элементы Откровения и выразившие это понимание каждая на своем внутреннем языке) стал настолько сильно превышать то, что можно было выразить на ограниченном общем языке — что у народов усилилось чувство невозможности объясниться друг с другом, и это окончательно разделило их.

Оттуда рассеял их Господь по лицу всей земли: Это рассеяние было не наказанием, но позитивным продвижением, которое заложило основы дальнейшего развития и прогресса человечества.

 

Свет для народов и наций

Рав Йосеф Менделевич

Каждый из членов нашей группы, поставившей своей целью борьбу за права евреев,и отбывавший срок заключения в исправительно-трудовых лагерях неоднократно встречался со своими соплеменниками, которые были осуждены за то, что пытались бороться за «коммунизм с человеческим лицом». Иными словами, хотели добиться исправления того общества, которое сложилось в советском союзе после социалистической революции. Я также неоднократно сталкивался с такими людьми. Евреи, борцы за утверждение моральных норм в стране советов часто говорили нам, что у нас нет права преследовать интересы одной нации и мы должны добиваться улучшения общего положения в стране. Кроме того, по их утверждению, права любого нацменьшинства можно было отстоять только в борьбе за права всех народов, оказавшихся под пятой советского режима. «Как вы не понимаете, — отстаивали они свою точку зрения, — что невозможно решить ваши частные проблемы без общей демократизации страны».

Где-то в глубине души я понимал, что те, кто вмешивается в дела чужого народа, никогда не добьется успеха, а вот наша борьба, несмотря на ее узконациональный характер, принесет свободу и другим угнетенным советской властью людям.

Так это и было. Можно смело утверждать, что не было в мировой истории более мощного движения за права человека, чем движение за свободу репатриации в Израиль из России, Украины, стран Балтики и других республик. На примере этой борьбы правящая верхушка страны, построенной по принципу изоляции населения от всего мира, поняла, что режим, созданный коммунистической партией, не устоит под натиском свободного мира, требующего отмены тоталитаризма, утвердившегося на одной шестой части суши.

Сегодня, когда есть возможность оценить события пятидесятилетней и сорокалетней давности, правомерно утверждать, что берлинская стена рухнула в результате тех изменений, которые повлекла за собой борьба еврейского народа. Интересно, что это не только оценка западных обозревателей, но и современных советских политологов.

Свободу обрели Украина, Казахстан, Латвия, Венгрия… Трудно перечислить все положительные процессы, которые начались благодаря непреклонному желанию евреев всего мира отстоять законные права своих собратьев, оказавшихся за железным занавесом.

Это является ярчайшей иллюстрацией претворения в жизнь того, что предсказали пророки: «И будете светом для народов» (Йешаяу, 49:6).

Мы добились свободы не только для себя, но и для всех тех, кто находился под пятой советского тоталитарного режима. «И вышли сыновья Израиля (освобожденные) сильной рукой на глазах у всего Египта» (Бемидбар, 33:3)

Аппликация «Молитвенник для Бней Ноах»

Создана аппликация «Молитвенник для Бней Ноах» для мобильных телефонов на платформе Андроид.

 Бесплатно установить аппликацию можно здесь — https://play.google.com/store/apps/details?id=sidur.noachides.ru

Приведенный в данной книге текст и порядок молитв не следует рассматривать как указание к обязательному выполнению, но только как предложение одного из вариантов.

Каждый человек и каждая община Бней Ноах может взять отсюда то, что требуется его душе, добавить к тексту или уменьшить его (при этом желательно посоветоваться с раввином, который близко знаком с конкретной общиной Бней Ноах).

Общие замечания о структуре молитвенника, дополнения, вопросы, замечания, отзывы здесь — http://noahideworldcenter.org/wp_ru/otzyv-o-molitvennike-dlya-bnej-noax/

Заказ бумажной версии здесь

Динамика святости и будничности в процессе Геулы

Национальное возрождение народа Израиля, которое нашло свое выражение в сионистском движении и строительстве Государства, включает в себя разные пласты, которые можно обобщенно отнести к двум областям: возрождение будничности и возрождение святости.

Возрождение будничности включает в себя возвращение в нашу жизнь всех тех областей, которые мы не могли развивать в тяжелую эпоху изгнания. И это включает в себя государственную жизнь, экономику, армию, культуру и искусство.

В начальный период сионизма религиозные лидеры возражали против того, чтобы сионистская организация занималась вопросами культуры и религии. Они опасались, что это не даст возможности взаимодействия различных частей народа, и послужит препятствием к достижению политической цели, к которой все стремятся, – т.е. к созданию Государства. Но рав Кук занимал в этом вопросе иную позицию — он считал, что без культурного возрождения невозможно создать самобытную национальную цивилизацию, и поэтому сионизм обязан заниматься культурой, даже если это приведет к спорам и конфликтам о том, какой именно эта культура должна быть. (Игрот Реайа стр. 158) .

А возрождение святости заключается вовсе не в возвращении к религиозности в ее традиционной форме (в которой внимание уделялось исключительно духовной судьбе индивидуума, т.е. оно состоит не в том чтобы при возрождении государства нерелигиозное еврейство возвращалось к исполнению заповедей — хотя, конечно, это было бы хорошо и позитивно). Суть возрождения святости заключается в ином — в активации святости заключенной в природе.

Святость сама по себе, в отрыве от будничности – является «слабой святостью», и она не может вознести общественную жизнь и все человечество. В самой сущности будничности заключена внутренняя (имманентная будничности) сила святости, которая не могла проявиться в эпоху изгнания. Это святость, которая заключенная в природе, — она раскрывается в процессе Избавления (см. Орот стр. 85, Орот hа-Кодеш ч.II, Общая Святость, 23). Отсюда мы понимаем, что возрождение будничности само по себе является также и возрождением святости, а не только предшествует ей.

Когда некоторые религиозные идеологи отрицают ценность возрождения будничного, объявляют участие в сионистском движении «опасной авантюрой» и поднимают знамя религиозное обособления, – это ослабляет святость, которая не может существовать сама по себе, без жизненной силы будничности.

«В кругах святости, с другой стороны (т.е. в отличие от академических кругов, которые иссушают святость), происходит ослабление силы из за недостатка влияния бренности, будничности… Мы призваны раскрыть основы духовного единства, наш уникальный секрет, который не был открыт другому народу». (Игрот Реайа, 748).

Религиозная святость, которую рав Кук называет «обычная Святость» – это только одна из сторон раскрытия Высшей Святости. Полноценное же раскрытие этой Высшей Святости, действующей во всех сферах жизни —  проявляется во всей полноте лишь посредством сочетания различных идентичностей, составляющих общественное лицо Израиля, при котором традиционные религиозные  подходы интегрируются с национальными и с  универсальными идеалами (см. Орот стр. 70-72). И именно в этом состоит миссия поколения возрождения.

Награда и наказание

Рав Иосеф Альбо в своей «Книге Основ» описывает систему награды и наказания как один из трех столпов иудаизма. Но неужели возможно описать наши отношения со Всевышним как книгу записи долгов в магазине, с прилагающимся к ней механизмом их взыскания? Такое восприятие трудно для души, стремящейся к идеальному контакту с Всевышним. Создается ощущение, что система отношений награды и наказания умаляет Творца и поощряет служение только ради награды, а не «во Имя » (т.е. бескорыстно). Поэтому рав Ишаяhу Горовец, который ощущал эту трудность, в своей книге «Две скрижали Завета» (ШЛА) формулирует третий принцип иудаизма как «контакт со Всевышним», а не как принцип награды и наказания — Поскольку контакт со Всевышним он истинная цель системы воздаяния.

Однако, на самом деле, выражение, которым пользовались наши мудрецы, когда говорили о принципе воздаяния, это не «награда и наказание», а «мера за меру» (Санhедрин 90а), или более подробно: «Ту же меру, которую человек применяет к другим, применяют к нему» (Сота, 1, 7). И это говорит о том, что на самом деле тут нет наказания или награды которые были бы внешними по отношению к нашим действиям. Но наши дела сами уже содержат в себе их последствия, так же как естественным образом рука намокает в воде или обжигается в огне.  И в этом же глубокий смысл выражения: «Награда заповеди – сама заповедь» (Авот 4, 2). Человек сам по себе – мерный сосуд, измеряющий сущность жизни, которая может наполнить его или опустошить его. Поэтому, несмотря на то что уступчивость – это позитивное свойство, сказано «Тот, кто говорит «Всевышний уступчив» – уступит свою жизнь» (Бава Кама 50а). Поскольку не Всевышний награждает добром или злом человека, а человек сам  приводит это на себя. (см. Нефеш Хаим ч. I, гл.1, 12). И так объясняется то что сказано в трактате Авот (2,1): «И все дела записаны в книге»: Человек он сам – книга, в которой записываются его дела.

Отсюда вытекает, что вопрос о «праведнике, которому плохо», можно объяснить без связи с тем, что написано в Торе в главе «БеХукотай» (Левит 26:3), так как там описывается лишь один аспект управления миром, которую Рамхаль (в Даат Твунот) называет «Управление суда». Но помимо него есть еще «Управление Единства», которое охватывает широкое рассмотрение целей человеческой истории. Весьма возможно, что страдания праведника не связаны с формальными нарушениями, но с тем, что история требует от человека изменения его личности, для участия в исторических процессах и изменениях происходящих в его время. Похоже на судьбу Иова, который страдал несмотря на то, что был полным праведником, — поскольку пришло время для изменения образа праведности, подобно Аврааму (Бава Батра 15,б). Внутренняя потребность в изменении приводит к перевороту, который способен заново сформировать личность. И именно в этом смысл высказывания наших мудрецов (Брахот 5а) «Страдания очищают человека».

Тора с Небес

Есть два свидетельства тому, что Тора дана Свыше.

Однако не следует думать, как это обычно принято, что «миллионы свидетелей не могли обманывать, и в частности они не обманывали своих детей». Такая формулировка не выдерживает критики и убеждает только тех, кто и так верит. Однако доводы, которые мы приводим ниже, являются объективными.

Прежде всего нужно заметить, что Откровение – это событие, заложившее основы национального самосознания. А национальное сознание – не результат чьего-то решения или выбора — оно представляет собой данность, это реальность в которой рождаются. Любое национальное самосознание построено на базе коллективной психологии, которая, в свою очередь, основывается на событиях оставивших сильное впечатление в национальной памяти. Когда рассказ основывается на событии которое предшествует национальной истории, т.е. оно происходило еще до того как данный народ появился в мире — то возникает серьезное сомнение в нем, и он вполне может быть вымышленным мифом. Но это не относится к событиям, которые произошли в эпоху когда народ уже существовал. Примерами таких событий являются рассказ о Троянской войне или рассказ об Исходе из Египта и получении Торы. В этих случаях мы можем утверждать, что событие реально происходило — и это не потому что рассказ говорит о большом числе свидетелей, а потому что это событие оставило огромный след в общественном сознании.

Второе соображение, это то, что сам характер рассказа о событии показывает его правдивость. В особенности когда речь идет о событии, которое, совершенно очевидно, никому не придет в голову придумывать. И хотя в различных культурах существуют рассказы об Откровении, как отдельным людям, так и обществу, — во всех случаях идет речь о Божественности имманентной миру, и ни в одном из сказаний народов мира не говорилось о трансцендентном Откровении – Боге, который сотворил мир, и поэтому Он внешний по отношению к миру. Единственный рассказ, в котором об источнике Откровения говорится как о Творце мира – это рассказ переданный сынами Израиля. И более того, сам текст, который передает нам этот рассказ, — подчеркивает нежелание общества, к которому Откровение обращается, принимать участие в этом событии. Причина такого нежелания в том, что вмешательство Творца мира в жизнь людей расшатывает психическую устойчивость человека. Поэтому сочинять рассказ такого типа не придет в голову даже для того, чтобы основать какую-либо религию; и поэтому основатели религий народов мира говорили о раскрытии «Сущности, внутренней по отношению к творению», что не подрывает основы реальности.

Следует также  прояснить суть понятия «Тора с небес». Как разъясняет нам рав Кук (Орот hа-Эмуна, стр. 48), человек может признавать на словах, что «Тора с Небес», но речь часто идет об очень низких небесах. Это происходит, когда изображают Давшего Тору, как придирчивого бухгалтера, подсчитывающего заповеди и грехи. С другой стороны, есть люди, которые отрицают Тору с Небес, поскольку они стремятся к тому, чтобы Источник Торы был вершиной мудрости и морали человека. И такой человек ближе к настоящим Небесам, с которых пришла нам Тора.

Скрытая Тора и процесс ее раскрытия миру

 

Сказано в Мишне:  «Не разъясняют Дела Творения даже двоим ученикам, и Дела Колесницы даже одному» (Хагига 2:1). Эти термины, которыми мудрецы обозначали Скрытую Тору, комментируют по разному. Маймонид объяснял что «Дела Творения» – это физика, или мудрость познания природы, а «Дела Колесницы» – это метафизика, мудрость постижения Божественного. Источник понятий которыми пользуется здесь Маймонид, в греческой философии, и поэтому некоторые раввины (например рабейну Ниссим Геронди в своих комментариях, или раби Меир ибн Габай в книге «Аводат hа-Кодеш») критикуют такой подход Маймонида, и отмечают, что существует самостоятельная еврейская тайная мудрость, корни которой лежат в пророчестве. И это то, что называется Кабала.

Хотя Маймонид и не считается каббалистом, и эти его слова часто совершенно противоположны их представлениям (см. Путеводитель Растерянных часть 1, гл. 61-62), — представляется, что он уловил и воспринял традицию народа, которую невозможно принизить и передать исключительно, как философское понимание. И это следует из его комментария на данную мишну: «Это запрещение разъяснения установлено по причине того, что в «Делах Творения» и в «Делах Колесницы» есть вещи, запечатленные в сердцах совершенных людей, и когда их объясняют словами и приводят примеры и притчи, то исчезает их смысл и отклоняются от сути дела».

Маймонид написал «Комментарий к Мишне» задолго до «Путеводителя», своего философского труда. И в продолжении этого комментария к Мишне он пишет:  «И выслушай:  в соответствие с моим пониманием слов мудрецов мне прояснилось, что когда они говорят о Делах Творения – они имеют в виду науку о природе». Из такой формулировки понятно, что первое объяснение он получил по традиции, а второе – это его собственное соображение.

«Скрытая Тора» Тайна,- потому и является такой, что она не может быть адекватно передана словами. Но при этом существует необходимость давать ответ на новые духовные запросы, приходящие в ходе развития человечества, и поэтому приходится это «Скрытое» формулировать словами.

Поэтому в развитии Скрытой Торы есть пять периодов:

Первый период: Древние времена, когда духовным противником иудаизма была языческая мифология. Ей, всей своей мощью, противостояло пророчество, — из которого и происходит каббала. Как объяснил Раши (Трактат Бава Кама 2:2): «Слова каббалы – пророки и писания». И самым главным и первым из пророков был Моисей.

Второй период: После завершения периода пророчества возникла тоска по исчезнувшему Откровению. В это время среди народов мира распространились мистические учения, и в еврейском Скрытом учение им противостояло «созерцание Колесницы», которое представляли крупнейшие мудрецы поколения (Танаи), и главным среди них был Рашби.

Третий период: Средние века. В это время в мире господствовала греческая философия, и в противовес ей появилась каббала в известной нам сегодня форме, которая достигла вершины у Аризаля.

Четвертый период: Возникновение учения о душе в среде народов мира, что проявилось в развитии романтизма и психоаналитики. Им противостоял хасидизм, а именно каббалистическое учение о душе, которое основал Бешт.

 

Пятый период: Среди народов снова увеличилось понимание важности коллективного сознания для человека. Это проявилось, с одной стороны в национализме, а с другой стороны в социализме. И параллельно возникло учение рава Кука, которое было завершеющим проявлением духа пророчества.

Государство

Аристотель (в книге «Политика») определил человека, как социально-политическое животное (и об этом также говорится в книге Кузари гл. 1:35).  Потребность жить в обществе до такой степени сущностна для человека, что никогда ни один серьезный мыслитель не предлагал человечеству вернуться в состояние, когда человек жил один без какой-то связи с обществом, — или с государством, которое является более продвинутой стадией организации общества.

При всем том, есть проблемы в определении понятия «государство».  Как известно, Руссо пытался определить государство, как результат «общественного договора», в соответствии с которым каждый индивидуум в определенной степени готов поступиться  своей личной свободой ради требований общества — но это определение, вызывает удивление. Разве когда-либо устраивали опрос народа, в котором люди выражали свое согласие на такой договор?

На деле государственная жизнь базируется на создании воображаемой сущности, у которой нет реальной основы в мире чувств или разума, и которую называют «государство».  Уже Маймонид в «Путеводителе растерянных» (2:37) утверждал, что государственная жизнь основана на воображении: «Если бы Божественное изобилие давалось только воображению, то оно бы относилось к предводителям государств».

От государства есть практическая польза, как сказано в «Поучении отцов» (3:2): «Молись о благополучии государства – ведь если бы не страх перед ним, люди глотали бы друг друга живьем».

Но само существование некоей структуры, которая управляет жизнями людей — создает у верующего еврея определенное ощущение неудобства. Если Бог является нашим Царем, то всякое установление альтернативного авторитета власти, в облике государства, может рассматриваться как восстание против Царства Небес!

Это опасение является внутренним ядром подхода Сатмарского ребе, который считал, что создание даже религиозного государства это «восстание против Бога». И хотя, реально его точка зрения не признается галахой, так как создание государства Израиль это заповедь из Торы (см. замечания Нахманида к Книге Заповедей, Повелевающие заповеди, 4), — тем не менее опасение, что государственная система власти может стать заменой Божественной власти, следует принимать во внимание.

В благословении, в котором мы просим у Бога чтобы Он вернул нам наше государство («Верни нам судей, чтобы судили нас как прежде, и советников, как было раньше») мы просим также: «И царствуй только Ты». И это означает, что государство должно быть устроено так, чтобы  отражать Божественное Царство. Поэтому государственные полномочия не сосредоточены в одной структуре, а разделены между четырьмя разными базовыми учреждениями общества, начальные буквы которых в иврите образуют слово «МиШКаН» (Скиния): Царь (Мелех), Судья (Шофет), Священник (Коhен), Пророк (Нави).

В государствах других народов разделение власти предназначено для того, чтобы предотвратить подавление одной структуры власти других. Но в еврейском государственном устройстве, основанном на Торе, разделение полномочий предназначено показать, что реальная власть принадлежит Богу, и Он управляет народом в милости.

И в этом состоит задача государства Израиль, которое рав Кук назвал  «Основа Божественного Трона в Мире» (Орот, стр. 150), и в будущем оно должно вдохновить на это весь остальной мир.

Вера мудрецам

Мишна (Авот, 6:6) говорит, что одна из сорока восьми вещей, без которых невозможно приобрести Тору, это «эмунат хахамим» («вера по отношению к мудрецам», «доверие к мудрецам»). Важно прояснить, что означает это высказывание.
Зачастую полагают, что есть принцип веры, который обязывает нас считать, что мудрецы Израиля не ошибаются. Однако совершенно ясно, что такое понимание неверно, — так как нет человека, который был бы гарантирован от ошибок. И более того, известно, что и самые великие люди признавались в своих ошибках. Кто был более велик, чем Моисей? Но и о нем Тора рассказывает (в книге Левит 10:20) «И выслушал Моисей, и одобрил (то действие Аарона которое не соответствовало первоначальным указаниям Моисея)». Комментарий Раши там говорит: «Признал свою ошибку и не постыдился, не сказал: «Я не слышал такого от Всевышнего», но сказал: «Я слышал и забыл». И также довольно часто в ответах мудрецов приводят высказывание: «Признание в своей ошибке похвально для мудреца».
Существует целый трактат Талмуда, который разбирает различные ошибки в указаниях Высшего суда, и это лишнее доказательство того, что мудрецы тоже ошибаются. И Тора тоже говорит о случаях, когда мудрецы ошиблись, и подчеркивает, что если точно известно, что они ошиблись, то тогда запрещено поступать по их указаниям. И так сказано об этом в Иерусалимском Талмуде: «Возможно ли, что если скажут тебе про правое, что оно левое, а про левое – что оно правое, то прислушаешься к ним? Тора говорит нам: «Идти направо или налево» – только тогда, когда на правое говорят «правое», а на левое – «левое». А то, что в мидраше говорят, что «нужно слушаться мудрецов, даже тогда, когда они говорят тебе на правое, что оно левое», то это только в тех вещах, которые зависят от личной оценки, а не в очевидных всем вопросах.
В представлении о том, что мудрецы не ошибаются, есть две опасности. Одна из них состоит в том, что если такой человек столкнется с явной ошибкой мудреца, это может полностью разрушить его веру. Вторая опасность более глубокая, и это придание сотворенным таких свойств, которые относятся только к Творцу. И это свойство – «истина», про которую Маймонид писал в Законах основ Торы (1:4): «Только Он — истина».
В чем же тогда состоит вера мудрецам, без которой невозможно приобрести Тору? Рав Иеhуда Леон Ашкенази разъяснил, что это выражение означает, что нужно верить в то, что мудрецы – на самом деле мудрецы. А именно, в то, что их слова не сказаны просто так, как произвольное предположение. Поэтому и в тех случаях, когда мы не принимаем их мнения, необходимо глубоко изучить их подход, так как он несет в себе мудрость, и можно из него много выучить. И если про каждую вещь наши мудрецы сказали (Авот 4:3) «Нет вещи, у которой не было бы места», тем более это относится к словам мудрецов.
И хотя обычно почитание по отношению к кому-то плохо согласуется с его свободной критикой — мудрецы учат нас, что одно создает возможность для другого. Сказано: «Пусть будет дом твой домом собрания мудрецов, и покрывайся пылью в прахе ног их, и впитывай с жадностью их слова» (Авот 1:4). И так комментировал это раби Хаим из Воложина (Руах Хаим) Слово «покрывайся пылью» (на иврите митавек) можно произвести от слова «борьба» (маавак). И тогда смысл высказывания в том, что ученику запрещается принимать слова рава, если у него есть что на них возразить. И иногда истина бывает с учеником. При этом, хотя у учеников есть право высказать свое несогласие, это нужно делать с большой скромностью, как сказано: «в прахе ног их».

К корням веры. Истинная свобода

Когда мы говорим, что все люди свободны, что мы имеем в виду? У этой фразы есть юридический смысл, выраженный в Декларации прав человека, которая постановила что «все люди свободны в той степени, в какой их свобода не задевает свободу других людей», и границы этой свободы устанавливает закон.
Но это юридическое постановление ничего не говорит нам о природе человеческой личности. Свободен ли я выбирать то, что я выбираю? Или, возможно, поведение человека изначально определяется внешними причинами, которые не в его власти? Не оказывается ли, что юридическая свобода предоставляется человеку именно потому, что трудно поверить в то, что человек на самом деле свободен, и поэтому было бы неправильно требовать от него, чтобы он вел себя иначе, чем это для него установлено?
Подход, который отрицает свободу человека, называется детерминизм. У детерминизма есть различные обличия. Одно из них – это астрология, которая полагает, что судьба человека определяется положением звезд в момент его рождения. Существует также детерминизм биологический, который привязывает всё к генетической наследственности. Подобная точка зрения была и в греческом пантеизме, который верил в слепую судьбу, и в исламе, который считает, что все изначально определено Всевышним. Психоаналитический детерминизм ищет корень поведения человека в детских травмах, а материалистический историзм Маркса сводит все к борьбе классов и объясняет поведение человека как следствие влияния общества и воспитания.
Всем этим подходам противостоит иудаизм, который считает человека полностью свободным в отношении добра и зла. Маймонид в «Восьми Главах» (предисловие к его комментарию к Мишне), в главе 8 обосновывает эту позицию пользуясь четырьмя аргументами: 1. Само существование понятия «заповедь» предполагает возможность ее нарушения. 2. Награда и наказание не могут быть без вины, т.е. в ситуации, в которой нет выбора. 3. Важность изучения Торы. 4. Наше стремление к предотвращению ущерба.
Но тем не менее остается базовый вопрос. Ведь и само рождение человеку было навязано, это не вопрос выбора. И тут Талмуд поразительным образом дополняет нам картину и объясняет: «Все сотворенное было сотворено с согласия сотворенных. Их спрашивали, хотят ли они быть сотворенными или нет» (Трактат Рош hа-Шана 11а, см. также комментарий Раши там же). Это означает, что каждое создание — еще до того, как оно было создано, на той стадии, когда его желание было неотделимо от желания Творца — выбирало условия своей будущей жизни и то пространство, в котором ему в последствии придется реализовать свою свободу. И в том числе этот изначальный выбор распространялся на то, к какому народу принадлежать, к Израилю или к другим народам.
На эту идея намекает и мишна в трактате Авот (Поучения отцов, 4:24): «не по своей воле ты создан, не по своей воле ты родился, и не по своей воле живешь, и не по своей воле умрешь, и не по своей воле предстанешь пред судом и дашь отчет Царю всех царей, Святому, благословен Он». Эта цепочка, в которой говорится о невозможности изменить что-то, начинается с этапа создания («йецира») с этапа развития зародыша, который начинается через 40 дней после зачатия, (как это разъясняется в трактате Санhедрин 91, б). С этого момента начинается биологическая необходимость, но не до этого. До этого есть свобода выбора.

Божественный уровень души у неевреев

Довольно часто можно услышать утверждение, что у неевреев, якобы, нет высшего уровня души, называемого нешама. Однако это ошибка, которая коренится в неправильном понимании источников, касающихся этой темы.
Самый известный источник этого представления находится в книге «Тания» раби Шнеура-Залмана (основоположника хасидского учения Хабад), главы 1-2, где сказано: «У каждого еврея есть две души (нефашот)». Одна душа со стороны клипы (скорлупы), из нее исходят плохие качества, а также хорошие качества души, относящиеся к природе Израиля исходят из нее; но не так с душой других народов, в которой нет добра совсем; а вторая душа есть у Израиля, и это часть Божественности свыше в полном смысле этого слова».
Некоторые понимают слова «вторая душа» в смысле «души уровня нешама», и делают вывод что с точки зрения Тании у неевреев она отсутствует. Но такое понимание очень странно: ведь если бы действительно у неевреев эта часть души полностью отсутствовала, то как можно было бы требовать от неевреев морального поведения? — но это не соответствует Торе!
По вопросу прочтения этого отрывка Тании рав Иеhуда Ашкенази (Маниту), и также рав Ицхака Шнеерсон (племянник Любавического ребе) объясняли, что такое толкование неправильно, и Тания говорит что у евреев эта часть души более полно развита, поэтому она называется «часть Божественности свыше в полном смысле этого слова», а у других народов она, конечно, тоже существует, и тоже часть Божественности, но она менее развита, ее развитие «не полное».
Причина этого неполного развития связана с тем, что нешама это не чисто индивидуальная часть души, она связывает индивидуума с социумом, народом. Еврейский народ как целое (а не только отдельные индивидуумы) принял на себя связь со Всевышним, — а у других народов мира, при том что среди них есть выдающиеся праведники, как целое этого еще не достигли, поэтому и у их индивидуумов уровень души нешама еще не имеет возможности полностью раскрыться.
Вследствие такой установки всей национальной жизни, в еврейском народе общенациональное бытие обрело уровень святости, и поэтому у евреев даже и в низшей части души, которая связана с обычной жизнью, есть связь с Божественностью, — чего нет у неевреев, поскольку их общенациональная жизнь не развила этот аспект. Соответственно, душевная чистота есть в каждом человеке, но среди народов мира она не находится в животной душе, а только во втором, более высоком уровне души, — и тогда понятно, почему у неевреев духовный подъем требует большей духовности, тогда когда еврей находит пути к моральной чистоте даже и в своей самой низшей человеческой природе.
Рав Кук также объяснял (Олат Реая ч.2 стр. 156), что у народов мира вечность дается тем, тем, кто стремится к ней, если он восполнит свою душу учением и добрыми делами. Но если у конкретного нееврея такого желания нет, то он может «выйти из игры», — чего не могут сделать евреи, поскольку их принадлежность вечности она по принуждению, и они, хотят этого или нет, обязаны нести свое иго по исправлению души в течение всей истории, пока души не будут полностью исправлены.
Рав Кук также объясняет в книге «Орот» (стр. 144), что в народе Израиля связь между индивидуумом и общностью существует с необходимостью, а у народов мира нет обязательной связи между личностью и общностью — и мы отметили выше, что уровень души нешама индивидуума и создает его связанность с общностью. При этом у народов мира тоже есть общая душа («Орот» стр. 156), которая в книге Даниэля называется «князем царства», — но отдельные люди не получают от нее духовную пищу, и поэтому у них нет обязательств по отношению к общности.
Из этого можно понять ожидание, которое дважды в день высказывает Израиль в молитве: чтобы отменились эти духовные князья, являющееся посредниками, и чтобы вернулись все люди к тому, чтобы находиться непосредственно и прямо по сенью Всевышнего.
Как это объясняет Раши на стих «Слушай Израиль, Господь Бог наш»: Сегодня Господь он Бог наш – но не Бог других народов (которые находятся под властью их князей), однако в будущем будет Один Бог для всех, как сказано «Тогда обращу народам чистый язык, чтобы всем вместе призывать Имя Господа».

Суть смирения

В разных религиозно-философских школах есть разные подходы к качеству «анава» — скромность, смирение.
Спиноза в своей книге «Этика» (4:53) написал, что не смотря на то, что принято считать, что смирение это хорошее качество, — с точки зрения истины это качество плохое, поскольку это реакция души, потрясенной собственными недостатками. Поэтому, с его точки зрения, мудрецы не должны быть смиренными. Вместе с тем, по отношению к необразованным массам, дающим волю своим страстям — следует по-прежнему наставлять их вести себя смиренно, так как это наилучший путь принуждения народа к тому, чтобы он с покорностью принял слова мудрецов. С другой стороны (там же 4:55) он порицает и гордыню, которую он определяет как неосведомленность человека о том, на каком уровне он реально находится.
Эти слова полностью противоречат словам Торы, которая восхваляет Моисея, отца всех пророков, за то что он был «самым смиренным из всех людей, которые на земле» (Числа 12:3).
С необходимостью должна быть теологическая причина этому разногласию, которая связана с мировоззрением автора «Этики». Представляется, что отрицание ценности смирения является следствием неприятия трансцендентной отделенности Бога. Спиноза полагал, что Божественное тождественно природе, поэтому можно сказать, что человек и сам Божественен, и тогда нет необходимости умалять себя в знак почтения к кому-то другому. Поэтому в его представлении, смирение это слабость.
В отличие от него, постигающие Бога осознают полную отделенность Божественной бесконечности от нашего мира, и исходя из этого знания они приходят к смирению, которое возвышает и приближает к восприятию Божественного света который выше их понимания.
Исходя из этого, мы можем разрешить сомнение, возникающее при изучении книги Рамхаля «Месилат Иешарим» (Стезя праведных). Рамхаль порицает гордыню уже на первых этапах исправления душевных качеств, когда говорит о качестве чистоты (глава 11). Чистота это одно из базовых качеств, необходимых для того чтобы человек смог достичь праведности. При этом Рамхаль откладывает рассмотрение сущности смирения на гораздо более продвинутые этапы работы человека со своими душевными качествами (главы 22-23). И причина этого в том, что невозможно прийти к истинному смирению без понимания путей Всевышнего, которые изучаются только после качества истинной праведности (хасидут). И, если человек постигает Господа, тогда естественным образом он наполняется истинным смирением перед Ним — которое не просто отрицание глупости гордыни, но гораздо больше: это ясное познание положения человека, у которого нет ничего, кроме того, что дал ему Всевышний.
И в соответствии с этим, мы можем прояснить почему Маймонид в своем понимании смирения не согласен с Мухаммедом Аль Фараби, хотя обычно он с уважением относится к его учении о душе. Аль Фараби полагает, что также как и в других качествах души, человеку следует и в смирении идти по пути «золотой середины» и не склоняться к крайности. Тогда как Маймонид, когда он дает галахические и практические указания по поводу смирения (Гилхот Деот, «законы мнений», 2:3), — он настаивает именно на крайней степени смирения, на «унижении духа». И в этом различие между Израилем и народами.

Вера и Наука

В обсуждении взаимоотношений веры и науки обычно касаются двух областей: возраста мира и происхождения жизни. Рабочее предположение, которым мы тоже воспользуемся, несмотря на его поверхностность, состоит в том, что с точки зрения науки возраст мира 15 миллиардов лет, и что человек произошел от обезьяны (или некоего ее подобия), тогда как Тора полагает, что миру приблизительно 6000 лет и что человек был создан из праха.
К этому противоречию есть несколько вариантов подхода. Четыре наиболее распространенных таковы:
1. Тора истинна, поэтому понятно, что наука ошибается. Такой подход типичен для стремящихся к закрытости религиозного общества.
2. Наука истинна, а значит ошибается Тора. Так полагают сторонники научного позитивизма.
3. Тора истинна и можно доказать это с помощью науки. Придерживающиеся такой точки зрения приводят доказательства против теории эволюции, и объясняют, что Всевышний сотворил окаменелости в процессе Творения. А также пользуются теорией относительности, для того чтобы объяснить, сокращение времени астрономических процессов.
4. Наука истинна, и Тора согласна с ней. Те, кто считает так, приводят доказательства из каббалистической литературы, о древнем мире, который существовал миллионы лет, так как Всевышний творил миры и разрушал их, и поэтому время Творения было очень долгим. А также мидраши, в которых говориться, что у Адама был хвост и т.д.
У всех этих подходов есть общая ошибка, заключающаяся в том, что предполагается, что Тора и наука занимаются одной и той же областью и отвечают на одни и те же вопросы. Но на самом деле, когда наука отвечает на вопрос о возрасте мира, она отвечает на вопрос «что произошло?», а Тора отвечает на вопрос «почему это произошло?».
Поэтому между этим двумя областями не только не может быть противоречия — но между ними также не может быть согласования, поскольку идет речь об областях различных по своей сущности, и одни и те же слова в разных областях означают совершенно разные вещи. Как например, в литературе фраза «солнце опустилось в море» будет совершенно правильно отражать мир в котором живет человек, а в астрономии она будет примером бессмыслицы — и поэтому не имеет большого смысла, например, согласовывать науку и искусство.
Пятый подход, которого придерживался профессор Иешаяhу Лейбович, отличается от вышеприведенных, и он таков:
5. Нет никакой связи между Торой и наукой, между гуманитарными науками и естественными.
Казалось бы, такое определение согласуется с нашим подходом. Однако, в таком представлении не учитывается единства мира Всевышнего. Так как Тот, кто дал Тору, — Он же сотворил и науку, и обязана быть между ними определенная связь. Поэтому мы придерживаемся подхода рава Кука, а именно:
6.
а. Нет связи между Торой и наукой в области фактов.
б. Есть глубокая связь между Торой и развитием науки. Темп появления новых открытий соответствует необходимости увеличения у человечества знания Бога. Так, например, переход от представления о круглом и плоском мире, в центре которого находится человек, к подходу, который осознает землю, как шарик подобный песчинке в огромном космосе – наполняет человека скромностью. Также переход от представления о внезапном одноразовом акте Творения к представлению о постепенном появлении жизни, которая согласуется с каббалистическим учением о развитии миров – подготавливает нас к принятию постепенности Избавления.