Приближается Еврейский новый год, Рош ha-Шана
Домой / 2015 / Июнь

Архив за месяц: Июнь 2015

Решение Верховного Суда США о легализации однополых браков

Заявление.
Международный Центр Бней Ноах, Брит Олам, считает необходимым заявить, что решение Верховного Суда США о легализации однополых браков является нарушением универсального законодательства Бней Ноах и определяется Торой (Моисеево Учение) как «мерзость». Принятием этого решения государство США отступило от своего обязательства установить правильные и моральные законы, теряя тем самым одну из своих заслуг перед Творцом.
Раввин Ури Шерки

Царь и пророк

В Афтаре этого недельного раздела мы читаем о том, как пророк Шмуэль хотел упрочить статус царя. Он сказал народу (Шмуэль I, 11:14): «Давайте пойдем в Гилгал и обновим там царство». Создается впечатление, что Шмуэль примирился с желанием народа поставить во главе себя царя — несмотря на то, что сначала, когда народ обратился к нему с этой просьбой, он категорически возражал против такой идеи (Шмуэль 8:6). И поэтому кажутся странными слова увещевания Шмуэля народу в тот момент, когда он поддерживает возведение Шауля на царство, и называет его «Помазанник Бога» (12:3). Упреки пророка, сопровождающиеся громом и дождем в дни жатвы, которые приходят в подтверждение слов Шмуэля, и они приводят к тому, что весь народ провозглашает: «Добавили мы ко всем нашим грехам еще и это зло, испросив себе царя» (12:19).
Представляется, что пророк Шмуэль хотел создать правильное отношение к институту власти. Среди тех, кто молится об установлении царства Бога, — есть и такие, кто не признает любой другой тип власти. Сартмарский ребе, раби Йоеэль Тайтельбойм очень хорошо выразил это неприятие, когда постановил, что до прихода Мессии — установление любого правительства, даже религиозного, является восстанием против Небесного Царства. Однако, его слова неправильны с точки зрения галахи в отношении Государства Израиль, — по той причине, что из Торы есть у нас заповедь установить такую власть. (См. комментарии Нахманида к Книге Заповедей, Позитивные заповеди, 4). Поэтому это не грех, — а наоборот, выполнение заповеди. При этом, в подходе раби Тайтельбойма все же есть доля истины: она заключается в том, что земная власть не должна стать преградой для Царства Небес, но должна быть лишь отражением Высшей Власти, и нужно приложить усилия к этому.
Из описания церемонии воцарения Шауля также проясняется сущность роли пророка, находящегося рядом с царем, — и это молитва. Так весь народ сказал Шмуэлю: «Молись о рабах твоих пред Господом, Богом твоим, чтобы не умереть нам» (12:19). Народ воспринимает молитву не просто как потребность души и выражение религиозного чувства, но как уникальное право пророка. Поскольку пророк знает Господа, то на него и возложена обязанность обращаться к Нему, и на его молитву будет ответ. И это не соответствует классическому религиозному воспитанию, в котором педагог пытается побудить своих воспитанников присоединиться к его молитве. Но и сам пророк Шмуэль согласен, что поскольку он пророк – он и должен молиться. И такая позиция характерна для политической системы, которая закрывает прямую связь с Божественным.
И хотя пророк не выполняет функции царя, но именно он устанавливает царство. Присутствие пророка в царском доме предназначено для того, чтобы критиковать и уравновешивать путь царя. И даже тогда, когда в Израиле нет пророчества, и даже когда институт власти сводился всего лишь к совету общины, — даже и в этом случае по галахе необходимо согласие «важного человека» для того, чтобы решения общины имели силу. Нравственный авторитет дает душу, необходимую для правильного существования политической власти.

Свидетельство для всех людей

На этой неделе hафтара, глава из пророков –начинается с темы возвращения Божественного присутствия (Шехины) в Сион и последствий для всего человечества: «Пой и веселись, дочь Сиона, ибо вот прихожу Я и обитать буду среди тебя, – слово Господа. И присоединятся народы многие к Господу в тот день» (Захария 2:14-15). В конце hафтары пророк описывает Шехину в образе золотого светильника, Меноры, подобной той, которая был в Храме. Связь этих вещей отмечает и Талмуд (Менахот 86б), говоря о том что Менора является для всех людей свидетельством присутствия Шехины в Израиле, т.е. святость Меноры — это святость Израиля, в отличие от Ковчега Завета, святость которого это святость Торы.
В Храме Менора устанавливается в его Зале, а Ковчег Завета в Святая Святых — из чего, на первый взгляд, можно было бы подумать, что святость Меноры ниже, чем святость Ковчега, т.е. что народ Израиля и нахождение Шехины внутри него, вторично по отношению к Торе. Но рав Кук разъясняет, что такое понимание отражает только внешнюю сторону. На самом же деле внутренняя сущность заключается в том, что Тора была дана лишь тогда, когда уже появился народ Израиля, т.е. Израиль первичен по сравнению с Торой, и святость Меноры выше, чем святость Ковчега.
«В Меноре заключена святость души Израиля самой по себе, которая как бы выглядит внешней по отношению к Торе, которая находится в Святая Святых. А на самом деле – она светит всем, и она – тайна свидетельства Израилю, но может светить и также и вовне» (Шмона Квацим 8, 157).
Отсюда следует, что святость народа с необходимостью имеет универсальный характер. И хотя, на поверхностный взгляд, кажется, что есть градация между собственной святостью народа в отношении самого себя, и ее универсальным действием влияния этого света на другие народы мира — но на самом деле это не так, поскольку отделенность народа Израиля предназначена для того, чтобы лучше исполнить назначение «И благословятся в тебе все народы земли» (Бытие 12:3). Поскольку есть правило: «не может заключенный сам спастись из тюрьмы» (Брахот 5,б) — т.е. необходимо, чтобы тот, кто спасает ближнего был отделен от него. И на этом основана идея отделения народа Израиля от других народов.
В hафтаре народ Израиля представляет собой модель подражания для других народов. Мы первый народ в истории, который поднялся да уровня «народ Господа», и у нас учатся другие народы, так как братья учатся у первенца, старшего брата, и тогда «Присоединятся народы многие к Господу в тот день».
В процессе истории только народ Израиля удостоился коллективной святости, которая относится ко всему народу и к его национально-государственной жизни.
У других народов пока что бывает лишь личная святость отдельных людей, в области морали и в области религии. Но в будущем, они тоже удостоятся святости общности. Поэтому и не будут принимать геров во времена Мессии (трактат Йебамот 24,б), поскольку не будет никакой необходимости отрываться от своего народа, чтобы удостоится также и святости общности.
И именно успех универсальной миссии поднимет Израиль на более высокую ступень – ступень священников для других народов, как сказано: «И Я обитать буду среди тебя… И возьмет Господь во владение Иеhуду, удел Свой на Святой земле, и снова изберет Иерусалим» (там же 2:15-17).